История артиллерии до середины XIX в.

 

Защита родной земли занимала важнейшее место в жизни наших предков, а воинственный дух был неотъемлемой чертой их характера. Об этом свидетельствуют материалы, представленные в зале, открывающем начальные страницы отечественной военной истории и посвященном первым шагам русской артиллерии.

В IX в. в результате объединения восточнославянских племен, живших на обширной равнине, раскинувшейся от Волхова до Днестра и Дона, образовалось древнерусское государство — Киевская Русь с центром в городе Киеве. Чтобы обеспечить торговые пути и защитить свои границы, русскому государству постоянно приходилось вести тяжелую борьбу с племенами кочевников — хазар, печенегов, половцев, а также с Византией.

В постоянных походах прошла жизнь одного из первых киевских князей — Святослава Игоревича (945–972), скульптура которого работы Е. Лансере представлена в зале. Рядом можно видеть портрет сына Святослава, киевского князя Владимира Святославича (980–1015), который известен не только как храбрый воин, но и как один из виднейших деятелей Русской Православной церкви, с именем которого связано введение на Руси в качестве государственной религии христианства. Портрет выполнен неизвестным художником в начале XX в.

В зале представлены макет кузницы X–XI вв. с набором кузнечных инструментов, а также образцы вооружения древнерусских воинов, обнаруженные при археологических раскопках — мечи, наконечники стрел, копий, боевые топоры, булавы и кистени. Здесь же комплект вооружения конного воина — кочевника XII–XIII вв.: шлем, кольчуга, сабля, удила, стремена, наконечники копья и стрел. Эти находки был обнаружены при раскопках кургана на юге Киевской губернии, проводившихся в 1891 г. генералом Николаем Ефимовичем Бранденбургом (1839–1903), заведующим Артиллерийским музеем с 1872 по 1903 гг.

В конце XII — начале XIII вв. в качестве основного боевого средства при обороне и осаде городов на Руси начали использовать различные метательные и стенобитные машины. В экспозиции представлены модели таких машин — тарана XV в., «веретенища» — механической пращи начала XIII в. и станкового самострела с ползуном XIII–XIV вв. Метательные машины применялись в русском войске вплоть до середины XVI в.

В 1237 г. монголо-татарский хан Батый напал на русские земли. Раздробленная на мелкие княжества Русь не смогла противостоять страшному натиску кочевых орд. Героически сражаясь, погибали защитники Рязани, Владимира, Козельска и других русских городов. Одним из ярчайших примеров сопротивления захватчикам стал подвиг дружины рязанского боярина Евпатия Коловрата, громившей татар в Суздальской земле. В неравном бою, окруженная со всех сторон, пала вся его дружина. Последний бой Евпатия Коловрата с татарами запечатлен на картине художника П. Литвинского, помещенной в экспозиции. 

В XIV в. начинается процесс объединения земель вокруг Москвы. Под рукой московских князей крепло государство, собирало силы для сокрушения ненавистного монголо-татарского ига. В 1380 г. объединенные русские войска под командованием московского князя Дмитрия Ивановича (1359–1389) одержали решительную победу над войсками хана Мамая в битве на Куликовом поле. За эту победу князь Дмитрий был прозван Донским.

Кульминационный момент Куликовской битвы — удар русского Засадного полка в спину татарским войскам, решивший исход сражения, воспроизведен на макете, представленном в зале. В экспозиции можно увидеть и портрет Дмитрия Донского, выполненный неизвестным художником начала XX в., а также модель памятника павшим русским воинам, установленного на Куликовом поле в 1850 г. Автор проекта памятника — архитектор А. Брюллов. 

 
Ствол 4-грив. тюфяка. Изготовлен во второй половине ХIV-начале ХV вв.

Ко времени Куликовской битвы на Руси, судя по данным летописей, уже были известны взрывчатые свойства пороха. Наиболее раннее упоминание о боевом применении русской артиллерии относится к 1382 г. В сентябре этого года при защите Москвы от войск хана Тохтамыша москвичи использовали против осаждавших «тюфяки» и «пушки великие». На одном из стендов представлены отрывок из летописи и копия с миниатюры XVI в., повествующие о первом применении артиллерии на Руси, а также древнейший образец русского тюфяка — орудия, стрелявшего «дробом» — кусками железа, щебнем, мелкими камнями. Здесь же можно видеть три древнейших образца артиллерийских орудий, изготовленных в конце XIV — начале XV в. Это западноевропейская бомбарда начала XV в. на деревянном станке, реконструированном в XIX в., и две казнозарядные пищали конца XIV — начала XV в. Наибольший интерес представляет пищаль более крупного размера. В 1852 г. она была поднята со дна Балтийского моря у берегов Дании и в том же году датским королем Фредериком VII подарена императору Николаю I. В Артиллерийский музей пищаль поступила в 1876 г. из Царскосельского арсенала. Почетная роль выпала на ее долю в 1889 г.: во время празднования 500-летия русской артиллерии, проходившего в Артиллерийском музее, эта пищаль «играла роль» первой русской пушки.

К началу XV в. в русской артиллерии сложились три основных типа орудий: пушки («пушки верховые»), предназначенные для навесной стрельбы, пищали, стрелявшие ядрами по настильной траектории, и тюфяки, стрелявшие дробом на близкое расстояние.

В XV в. в артиллерии произошли значительные изменения, связанные прежде всего с новой технологией изготовления орудий и пороха. В середине века перешли от ковки из железа к отливке орудий из бронзы — сплава меди и олова, что значительно облегчило и ускорило процесс их изготовления. Кроме того, в это время появляются прицельные приспособления в виде целика и мушки, служащие для визуального наведения оружия на цель, а также колесные лафеты, значительно повысившие подвижность артиллерии и позволявшие применять орудия не только при обороне или осаде крепостей, но и в полевых сражениях.

Однако, несмотря на успешное применение бронзы, в XV–XVI вв. еще продолжали изготавливать и железные орудия. Великолепными образцами русских железокованых орудий могут служить расположенные в экспозиции пищали, изготовленные в конце XV — 1-й половине XVI вв. в Устюжне-Железнопольской — одном из крупнейших центров производства железных орудий в России. Интересна история находки коллекции устюженских пищалей: она была случайно обнаружена в 1852 г. в подвале подготовленного к сносу старого здания городской полиции.

К середине XV в. получает распространение и ручное огнестрельное оружие. В витрине с образцами вооружения русских воинов помещены три ствола ручных пищалей конца XIV–XV вв. — древнейшие образцы русского ручного огнестрельного оружия. Два маленьких стволика калибром по 12,5 мм являются прообразами кавалерийских карабинов и пистолетов, они предназначались для вооружения конницы.

Заметно развивалась русская артиллерия в правление великого князя московского Ивана III (1462–1505), с именем которого связано создание единого государства. В 1479 г. в Москве для изготовления орудий была построена Пушечная изба. После пожара 1488 г. она была расширена и получила название Пушечного двора. Для обучения русских мастеров пушечному литью Иван III пригласил иностранных литейщиков, в том числе знаменитого итальянского архитектора, инженера и артиллериста Аристотеля Фиораванти, построившего Успенский собор в Кремле. В те же годы возник в Москве и Пороховой двор. Таким образом, Москва в XV в. стала центром отечественного артиллерийского производства.

Замечательным образцом русских орудий XV в. является представленная в экспозиции бронзовая пищаль, отлитая русским мастером Яковом в 1491 г. Она является единственным датированным памятником русского бронзового пушечного литья XV в., сохранившимся до наших дней.Огромную роль сыграла артиллерия в борьбе Русского государства с Ордой. В 1480 г., во время «стояния на реке Угре», пушкари своим огнем пресекли попытки татар осуществить переправу. В конце концов татарское войско хана Ахмата вынуждено было отступить ни с чем. Длившееся два с половиной века монголо-татарское иго было свергнуто.

С начала XVI в. в летописях встречается понятие «пушкарь», что свидетельствует о появлении в это время в русском войске людей, специально обученных стрельбе из орудий (ранее для обслуживания пушек в бою привлекались мастера, их изготовившие). Значительно повысилось качество артиллерийских орудий и снарядов к ним. Красотой и изяществом отделки привлекает внимание гауфница (гаубица), отлитая в 1542 г. мастером Игнатием. Она свидетельствует о высоком уровне мастерства русских литейщиков. Стреляли из гауфниц ядрами и каменным дробом.

Особое место в военной истории средневековой России занимает царствование внука Ивана III, первого русского царя Ивана Васильевича IV Грозного (1547–1584). В ходе проведенных им в середине XVI в. военных реформ было создано стрелецкое войско, заложившее основы постоянной русской армии, а артиллерия, или, как она тогда именовалась, «наряд», выделилась в самостоятельный род войск, получив разделение на полевую, осадную и крепостную. Придание каждому из стрелецких полков нескольких легких орудий положило начало созданию в русском войске полковой артиллерии, которой не имела в то время ни одна армия.

Первым серьезным испытанием для молодого царя стали Казанские походы 1547, 1550 и 1552 гг. Два первых похода окончились неудачей, и только в 1552 г. в результате тщательной подготовки (под Казанью было сосредоточено свыше 150 артиллерийских орудий) русские войска сумели после 38-дневной осады взять город. Большую помощь осаждавшим оказала осадная башня, сооруженная по предложению руководившего осадными работами талантливого русского инженера дьяка Ивана Григорьевича Выродкова. На верхней площадке башни, превосходившей высоту казанских стен, были размещены 10 легких орудий и 50 пищальников, которые могли вести огонь по внутренней части города и пресекать любые попытки осажденных произвести вылазки. Кроме того, под Казанью впервые в русской военной истории были применены минные подкопы под стены города, подрыв которых послужил сигналом к началу штурма.

В экспозиции представлены две пушки, найденные близ г. Лаишева-на-Каме и бывшие в составе русской артиллерии под Казанью, картина художника В. Бодрова «Русская артиллерия под Казанью», а также макет «Взятие Казани русскими войсками 2 октября 1552 г.». 25-летняя Ливонская война (1558–1583), которую Иван Грозный с переменным успехом вел за выход на побережье Балтики, изобиловала и потерями, и подвигами, в том числе и русских пушкарей.

Одному из выдающихся подвигов русских артиллеристов в Ливонскую войну посвящена помещенная в зале картина художника В. Нечаева «Подвиг русских пушкарей под Венденом». В октябре 1578 г. русские войска осадили крепость Венден — резиденцию магистра Ливонского ордена, но накануне штурма на помощь осажденным подошло подкрепление. Русское войско поспешно отступило, не успев вывезти 17 осадных орудий. До последнего вели огонь окруженные врагом пушкари, приняв смерть у своих орудий.

В зале экспонируются два орудия, принимавших участие в Ливонской войне. Это пищаль, отлитая мастером Богданом в 1563 г. и применявшаяся при осаде Полоцка, а также осадная пищаль «Инрог», отлитая в 1577 г. мастером Андреем Чоховым 

 

Ствол 68-грив. пищали «Инрог». Отлит в 1577г. мастером Андреем Чоховым

и применявшаяся в годы Ливонской и Смоленской войн. Судьба этой пищали чрезвычайно интересна. Во время Смоленской войны (1632–1634) она была захвачена польскими войсками и вывезена в Эльбинг, где находилась до взятия города шведами в 1703 г. во время Северной войны 1700–1721 гг. В 1703 г. орудие вывезли в Стокгольм, а оттуда ствол, распиленный на три части, был в 1723 г. доставлен в Россию шведским купцом Иоганом (Яганом) Примом. По приказу Петра Великого в 1724 г. мастер С.-Петербургского арсенала Семен Леонтьев искусно спаял ствол, а Иогану Приму по указу государя было выплачено по 7 рублей серебром за каждый пуд веса орудия.

Имя талантливого русского пушечного и колокольного мастера Андрея Чохова (ок. 1545–1629) занимает особое место в русской истории. Более шестидесяти лет трудился он на московском Пушечном дворе, отлив десятки замечательных орудий и колоколов и воспитав целую плеяду учеников. До нашего времени сохранилось 12 больших орудий, отлитых Чоховым. Семь из них — крупнейшая коллекция — находятся в экспозициях музея. Три чоховских орудия — уже упомянутую осадную пищаль «Инрог», мортиру «Егуп», отлитую в 1587 г., и так называемую «мортиру Самозванца», отлитую в 1605 г., — можно увидеть в зале.

Орудия XVI–XVII вв. отличают богатство отделки и украшений, художественные надписи. Многие из них, особенно большие, имеют собственные имена. Трепетное отношение мастеров к своим творениям объясняется самим процессом изготовления стволов, который занимал многие месяцы.

В XVI в., помимо отливки орудий из бронзы, начинают делать орудия и из чугуна. В это время устанавливается все большее относительное единообразие в отливке орудий и достаточно четкое разделение их по видам и типам, в первую очередь в зависимости от длины и калибра. К концу XVI в. в русской артиллерии насчитывалось не менее 2 000 орудий.

Образцом выдающегося мастерства русских оружейников-артиллеристов XVI в. являются помещенные в зале две железокованые казнозарядные пищали. Ствол первой, откованный снаружи в виде восьмигранника, имеет в дульной части 12 прямых параллельных нарезов длиной около 50 см. Казенная часть запирается ввинчивающимся винградом (выступ на казенной части ствола), являющимся прообразом поршневых затворов. Вторая пищаль — «Три аспида», ствол которой откован в виде трех змей, держащих за хвост одна другую, отличается необычной длиной — 109 калибров (492 см). Канал ствола запирается горизонтальным клином, напоминающим современные клиновые затворы. В канале ствола находится застрявшее свинцовое ядро. Пищаль «Три аспида» — смелый технический эксперимент, свидетельствующий о попытке мастеров увеличить дальность стрельбы путем удлинения ствола.

Большой интерес представляет размещенное в шкафах холодное, защитное и огнестрельное оружие русской армии XVI–XVII вв. В шкафу с холодным и защитным оружием можно видеть лук со стрелами, боевые топоры, копье, рогатину, кольчугу и юшман — разновидность кольчатого доспеха XV — XVI вв., а также шестопер и пернач (своеобразные булавы — первый из 6, второй — из 10 металлических пластин-«перьев»), служившие символами власти военачальника. Из образцов стрелкового оружия наибольшего внимания заслуживают две фитильные ручные пищали XVI в. с боковым спуском-кнопкой. Сохранившиеся в оригинальном виде подобные пищали очень редки, так как в XVII в. большинство их было переделано в кремневые.

Помимо фитильных пищалей в шкафу представлено оружие и с более совершенными типами замков, изобретенных в XVI в., — колесцовым и кремневым. Колесцовый замок, в котором искры высекались быстрым поворотом зубчатого колеса, трущегося о зажатый в губках курка пирит, был гораздо надежнее фитильного, что позволило создать образцы огнестрельного оружия специально для кавалерии — пистолеты и карабины. Но колесцовый замок был дорог и сложен в изготовлении, и, кроме того, для его взведения, как правило, требовался специальный ключ. Поэтому широкого распространения колесцовые замки не получили (использовались в основном кавалеристами). Способствовало широкому распространению стрелкового оружия изобретение более простого и дешевого кремневого замка, в котором искры высекались при ударе куска кремня о стальное огниво.

В XVI в. русские оружейные мастера стали изготавливать так называемые винтовальные пищали — с винтовыми нарезами в канале ствола, что увеличивало дальность и точность стрельбы, хотя заряжалось нарезное оружие гораздо дольше, чем гладкоствольное. Одна винтовальная пищаль 2-й половины XVII в. экспонируется в шкафу со стрелковым оружием. Несомненный интерес вызывает и представленный там же образец комбинированного оружия — изготовленный в XVII в. топорик, рукоять которого представляет собой пистолет с кремневым замком.

Тяжелым для России был рубеж XVI–XVII вв. Со смертью в 1598 г. сына Ивана Грозного царя Федора Иоанновича пресеклась династия Рюриковичей, и среди боярской верхушки началась борьба за трон. Обстановка осложнилась, когда в 1604 г. в пределы России вторгся во главе польских отрядов самозванец Григорий Отрепьев, выдававший себя за сына Ивана Грозного — царевича Дмитрия. Многие поверили самозванцу, и достаточно быстро ему удалось дойти до Москвы. В июле 1605 г. Лжедмитрий I вошел в столицу. О его кратковременном царствовании (в мае 1606 г. Лжедмитрий был убит восставшими москвичами) напоминает один из наиболее выдающихся экспонатов и зала и музея в целом — отлитая в 1605 г. литцом (т. е. литейщиком) Проней Федоровым под руководством Андрея Чохова уже упоминавшаяся «мортира Самозванца». Напротив мортиры, на стене, представлена картина художника В. Никифорова «Андрей Чохов со своими учениками», на которой изображены Чохов и Проня Федоров в мастерской возле только что отлитой «мортиры Самозванца».

 
Ствол 30-пуд. Мортиры. Отлит Проней Федоровым в 1605 г.
Героическое сопротивление польским и шведским интервентам оказали жители Устюжны-Железнопольской, Тихвина, Смоленска, монахи Троице-Сергиевой лавры, Тихвинского и Соловецкого монастырей.
В зале можно увидеть стальной кованый тюфяк, изготовленный в Соловецком монастыре в период обороны его от поляков и шведов в 1609–1610 гг., стальную пищаль, выкованную из нескольких слоев металла и подаренную монастырю Иваном Грозным и также принимавшую участие в обороне монастыря. Здесь же экспонируется помещенная в деревянную колоду небольшая пищаль, применявшаяся при обороне Тихвинского монастыря.

26 октября 1612 г. народное ополчение под руководством Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского освободило Москву от интервентов, а 21 февраля 1613 г. на царство был избран первый государь из новой династии Романовых — Михаил Федорович (1613–1645). В зале экспонируется модель установленного на Красной площади в Москве памятника Минину и Пожарскому, созданного скульптором И. Мартосом в 1818 г.

В XVII в. в развитии вооруженных сил Русского государства произошли важные перемены. В 1630-х гг. в составе русского войска появились так называемые полки «нового строя», вооруженные, обмундированные и обученные по западноевропейскому образцу. К началу 80-х гг. XVII в. было уже 63 таких полка численностью в 90 тыс. человек. Значительно пополнились и стрелецкие полки, в которых только в начале 60-х гг. XVII в. состояло более 40 тыс. человек. В экспозиции зала представлена витрина, в которой можно увидеть фигуру стрельца XVII в., а также образцы вооружения и снаряжения стрельцов и солдат полков «нового строя» — фитильный мушкет, железную каску, «берендейку» — перевязь, на которой в специальных деревянных трубочках подвешены отмеренные заряды пороха для пищали или мушкета.

 
Пешие стрельцы в разноцветных одеждах с отложными воротниками, в железных шапках. 1613 г. Составляли Чориков и Борисов, рисовал на камне Семечкин
Совершенствовалась в это время и артиллерия. Со 2-й половины XVII в. орудия стали производить по чертежам. Наибольшее количество однотипных орудий (равных по калибру, длине ствола и различающихся лишь по массе) изготавливалось на московском Пушечном дворе. Интересно, что в этот период в надписях на стволах орудий указываются не только год отливки и имя мастера, но и калибр, длина и масса ствола. К середине XVII в. в русской артиллерии определяется 14 основных калибров. Помимо однотипных стволов, в это время начинают делать и однотипные лафеты. Значительно упростился и ускорился процесс заряжания орудий благодаря введению к середине XVII в. картузного заряжания, при котором пороховой заряд и снаряд были объединены в холщовом или шерстяном мешочке. Тогда же в ручном огнестрельном оружии начинают применяться бумажные патроны. 

Образцом однотипных орудий являются представленные в зале три почти одинаковые 2-гривенковые (грив.) (ок. 65 мм) полковые пищали, отлитые в XVII в. для полков «нового строя», на что указывает одинаковая эмблема на казенной части орудий — крест, справа от которого — копье, а слева — трость. Привлекает внимание изяществом отделки и другой экспонат — ствол небольшой бронзовой пищали «Волк», бывшей на вооружении г. Тобольска. Ствол отлит в 1684 г. мастером Яковом Дубиной.

Искусство русских пушечных мастеров XVII в. проявилось и в трех железокованых казнозарядных парадных пищалях, предназначавшихся для встреч иностранных послов и различных торжеств при царском дворе. Первая пищаль изготовлена в 1661–1673 гг. мастером московской Оружейной палаты Ермолаем Федоровым. Ствол имеет 16 полукруглых нарезов и запирается ввинчивающимся винградом, украшен чеканным орнаментом и инкрустирован сусальным золотом и серебром, установлен он в вертлюге на деревянном коробчатом лафете, по бокам которого имеются откидные сиденья. Ствол второй пищали, также инкрустированный золотом и серебром, запирается горизонтальным клином при помощи рукоятки. Третья парадная пищаль установлена на треножном лафете. Канал ствола запирается вертикальным клином при помощи рукоятки.

Русские пищали с механическими клиновыми затворами произвели, как следует из исторических источников, неизгладимое впечатление на знаменитого немецкого сталепромышленника Фридриха Круппа, посетившего Артиллерийский музей летом 1882 г. Более часа простоял ошеломленный Крупп у этих пищалей…

Яркое зрелище представляли собой парады русской артиллерии — сверкающие золотом и серебром пушки, пушкари в парадных цветных кафтанах. Грудь и спину их украшали аламы — круглые металлические щиты-зерцала с изображением государственного герба или артиллерийской символики. Один из аламов, с изображением львиной морды с пушечным стволом в зубах, представлен в экспозиции. Он является гальванической копией корпоративного пушкарского знака, находящегося в Оружейной палате московского Кремля. Этот алам стал своеобразным геральдическим символом Артиллерийского музея и одним из символов русской артиллерии. Во время упоминавшегося празднования 500-летия русской артиллерии он украшал грудь фельдфебеля 1-й батареи лейб-гвардии 1-й артиллерийской бригады Н. И. Храпова, одетого в костюм московского пушкаря XVII в.

Еще один интересный экспонат, представленный в зале, — «сорока», или «орган» — многоствольное орудие. Такие орудия получили распространение со 2-й половины XVI в. Представленная в экспозиции «сорока» имеет 105 стволов, расположенных в 7 рядов. Затравочный порох поджигался с помощью ударно-кремневого замка, спрятанного под крышкой.

 
105-ствольная скорострельная батарейка. Изготовлена в России в конце XVII в.
В простенке между окнами, почти напротив «участницы» Азовского похода 1696 г. чоховской мортиры «Егуп», можно увидеть миниатюрную пушечку. Царь Алексей Михайлович (1645–1676) подарил ее своему младшему сыну — царевичу Петру, будущему Петру Великому (1682–1725). Еще и четырех лет не исполнилось царевичу, когда он получил такой подарок — пушечку, выполненную в лучших традициях артиллерийского производства того времени — изящный бронзовый ствол, дубовый лафет со всеми полагающимися железными оковками, — из нее можно было стрелять по-настоящему.
 
Ствол ½-грив. пушки. Отлит во второй половине ХVII в.
Играя в войну со своими «потешными», Петр взрослел, увеличивался и его «потешный» отряд, и вскоре у юного царя были уже два полноценных пехотных полка — Преображенский и Семеновский (по названиям подмосковных деревень, в которых они размещались). Преображенцы и семеновцы неоднократно принимали участие в маневрах в окрестностях Москвы. Эпизод маневров 1694 г. у села Кожухово — «Кожуховский поход» — изображен на картине неизвестного художника XIX в., размещенной над пушкой.
 

В 1695 и 1696 гг. войска под командованием Петра совершили два похода к турецкой крепости Азов. Первый закончился неудачей, но год спустя русская армия совместно с флотом сумела взять крепость. Это была первая победа Петра. Азовские походы окончательно убедили его в необходимости коренных военных преобразований. В зале рядом с гравюрой К. Вейермана «Штурм города Азова 18 июля 1696 года» и схемой расположения русской артиллерии под Азовом в 1696 г. можно видеть протазан (древковое оружие, разновидность пики), с которым Петр участвовал в первом Азовском походе. В экспозиции находятся и другие личные вещи Петра. В отдельном шкафу представлен колет из лосиной кожи, в котором молодой царь осваивал корабельное дело — в звании урядника (нижний чин унтер-офицерского звания) Преображенского полка он работал на верфях в Саардаме во время Великого посольства 1697–1698 гг. Под колетом лежат кожаные краги, бывшие на Петре в день Полтавской битвы.

 
Камзол (колет) из лосиной кожи.Первая четверть XVIII в. Принадлежал Петру I
 
Знак шейный офицерский. Россия. Начало XVIII в. По преданию принадлежал Петру I и был на нем в Полтавском сражении (1709 г.)

Рядом — клинок сабли, принадлежавшей царю. Позднее этот клинок император Павел I вручил своему сыну великому князю Константину Павловичу, которому предстояло отбыть в армию А. В. Суворова в 1799 г. В зале имеется еще один протазан Петра, пожалованный ему в связи с производством 6 августа 1706 г. в полковники Преображенского полка.

Вступление в Северную войну началось для России с поражения под Нарвой. 19 ноября 1700 г. небольшой отряд под командованием молодого шведского короля Карла XII (1697–1717) пришел на выручку осажденным в крепости и в коротком бою разгромил превосходящие его русские войска, большая часть которых состояла из стрельцов, поместного ополчения и солдат, не имевших боевого опыта. Шведы захватили все 145 артиллерийских орудий. От полного разгрома русскую армию спасло героическое сопротивление л.-гв. Преображенского и Семеновского полков. Именно они прикрыли отступление деморализованных полков. В память о мужестве своей гвардии под Нарвой Петр повелел на нагрудных знаках обер-офицеров (в чинах от прапорщика до капитана) л.-гв. Преображенского и Семеновского полков помещать дату Нарвского сражения. Гвардейский обер-офицерский знак, хотя и более поздний — обр. 1741 г., — помещен в одной из витрин зала.

Свидетельницей той битвы является пищаль «Свиток», отлитая в 1591 г. новгородским мастером Семеном Дубининым. Она была захвачена шведами под Нарвой и только в 1723 г. выкуплена в Стокгольме русскими купцами Аникиевым и Барсуковым (Борсуковым). Как уже упоминалось, были выкуплены также пищали «Медведь» (тоже работы Семена Дубинина) и чоховские «Лев» и «Скоропея». «Свиток» на дубовом лафете середины XVII в. помещен в зале.

Нарвское поражение повлекло дальнейшие военные реформы. Именно в ходе Северной войны родилась русская регулярная армия. Из разнородной массы войск Петр I создал полноценные регулярные вооруженные силы. С 1699 г. армия комплектовалась путем рекрутской повинности — от определенного количества крестьянских дворов выставлялся один рекрут, причем крестьяне, ставшие солдатами, автоматически освобождались от крепостной зависимости. С эпохой Петра связано и второе рождение артиллерии. В 1701 г. полевая артиллерия сводится в Артиллерийский полк, штаты которого были окончательно определены в 1712 г. 

 
Офицер, бомбардир и фузилер Артиллерийского полка. 1712-1720 годы 
Составляли Чориков и Борисов, рисовали на камне Белоусов и Воскресенский

Сурово наказывается отступление от единообразия в изготовлении строго по чертежам орудий и боеприпасов. В регулярной русской артиллерии остается 12 калибров. Орудия подразделяются на пушки, гаубицы и мортиры.

 
1/2-пуд. удлиненная гаубица. 1712 г.

В начале Северной войны на вооружение русской артиллерии принимается ряд новых орудий. В 1706 г. талантливый русский артиллерист Василий Данилович Корчмин разработал 3-фунтовую (фунт.) — по размеру ядра — полковую пушку с двумя 6-фунт. мортирками на оси лафета. В 1707 г. Я. В. Брюс и В. Д. Корчмин создали новую «длинную» полупудовую гаубицу для вооружения конной артиллерии. 3-фунт. полковая пушка с прикрепленным к дульной части стальным цилиндром для стрельбы 6-фунт. гранатами и названная гаубица представлены в зале. Последняя — единственный сохранившийся экземпляр подобных орудий.

Молодая русская армия одержала 29 декабря 1701 г. первую серьезную победу над шведами у д. Эрестфер. В том бою русские войска под командованием будущего генерал-фельдмаршала Бориса Петровича Шереметева (1652–1719) разгромили отряд шведского генерала Шлиппенбаха. Особенно отличились под Эрестфером Ярославский драгунский полк и гвардейская полковая артиллерия, которой командовал В. Д. Корчмин. Этот эпизод изображен на картине известного художника-баталиста М. Грекова «Атака шведов ярославскими драгунами», написанной в 1914 г.
 
Атака шведов ярославскими драгунами у деревни Эрестфер 29 декабря 1701 г. Художник  М. Б. Грков. 1914
 18 июля 1702 г. Шлиппенбах снова был разбит Шереметевым, на сей раз у д. Гуммельсгоф. Гуммельсгофское сражение примечательно для истории артиллерии прежде всего тем, что в нем впервые в мировой военной истории прислуга орудий, приданных русским драгунским полкам, была посажена на коней. Таким образом было положено начало конной артиллерии. До середины XVIII в. ни одна армия в мире, кроме русской, не имела конной артиллерии. Недостатком последней до конца XVIII в. было то, что конно-артиллерийские подразделения формировались только на период военных действий.

Уже в первые годы Северной войны русскими войсками был одержан еще ряд побед — взяты крепости Нотебург (Орешек), Ниеншанц, Нарва. В мае 1703 г. в устье Невы был заложен Санкт-Петербург.

В конце 1707 г. шведская армия под командованием Карла XII вторглась в пределы России. Для подкрепления основных сил на соединение с Карлом шел из Прибалтики 17-тысячный корпус генерала А.-Л. Левенгаупта с обозом. 28 сентября 1708 г. корпус Левенгаупта был разгромлен русским отрядом под командованием Петра I у деревни Лесная. «Матерью Полтавской баталии» называл русский царь победу при Лесной. Гравюра с изображением этого боя помещена в зале.

Действиям артиллерии под Полтавой 27 июня 1709 г. посвящена картина художников А. Соколова и А. Семенова «Артиллерия в Полтавском сражении», также представленная в экспозиции. 

Огонь русских орудий свел на нет наступательный порыв шведов. За Полтавскую баталию командующий русской артиллерией Яков Вилимович Брюс (1670–1735), ставший с 1711 г. генерал-фельдцейхмейстером (главный начальник артиллерии), был награжден высшим и в то время единственным орденом России — Св. Апостола Андрея Первозванного. Портрет Я. В. Брюса с названным орденом на артиллерийском мундире можно увидеть в зале.

Своеобразным памятником Полтавской победы является 3-фунт. парадная пушка, изготовленная тульскими оружейниками в конце 1709 г. и подаренная Петру. Ствол ее железокованый, инкрустированный серебром, с узорами, имитирующими узор булатной стали, дельфины (ручки на стволе) вызолочены.

В зале экспонируются трофеи русских войск времени Северной войны — два шведских знамени, оружие, офицерские нагрудные знаки.

На одном из стендов размещен портрет Сергея Леонтьевича Бухвостова (1659–1728), которого Петр Великий называл «первым русским солдатом». Один из первых «потешных» Бухвостов принимал участие в Азовских походах и главных сражениях Северной войны — под Нарвой, при Лесной, под Полтавой, прошел путь от солдата до майора. В 1715 г. Бухвостов был переведен в артиллерию С.-Петербургского гарнизона, где прослужил до самой смерти. Как уже упоминалось, в ведении его находился и цейхгауз Петропавловской крепости, с которого берет начало Артиллерийский музей.

После Полтавы боевые действия велись в основном в Прибалтике (был взят ряд крепостей), а на море молодой русский флот нанес сокрушительные поражения шведам в 1714 г. у Гангута и в 1720 г. — при Гренгаме. Гравюры с изображением этих морских сражений представлены в экспозиции. Здесь же можно увидеть и 26 медалей, выбитых в память основных событий Северной войны.

К 1721 г. шведская армия и флот оказались разгромленными, русские десанты угрожали Стокгольму. И наконец, 30 августа 1721 г. в Ништадте между Россией и Швецией был подписан мирный договор. По Ништадтскому миру к России отходили Ингрия (территория современного Петербурга и его окрестностей), часть Карелии, Лифляндия, Эстляндия, Выборг. Таким образом, Россия успешно решила одну из важнейших внешнеполитических задач — получила выход к Балтийскому морю. 22 октября 1721 г. Петру был поднесен титул «Отца Отечества, Императора и Великого». Россия стала империей, заняв ведущее место среди европейских держав.

В музее хранится самая большая в России коллекция орудий 1-й четверти XVIII в. Заслуживают внимания представленные в зале 5-пуд. мортира, отлитая в 1700 г. мастером Семеном Леонтьевым, 6-фунт. пушка, принадлежавшая А. Д. Меншикову, отлитая в 1709 г., 3-фунт. чугунная крепостная пушка, отлитая в 1719 г. на Олонецких заводах в присутствии Петра, а также 3-фунт. чугунная скорострельная казнозарядная пушка, отлитая в Олонце в 1711 г.

В зале представлена также большая коллекция холодного и ручного огнестрельного оружия петровской эпохи — шпаги, бывшие в начале XVIII в. основным холодным оружием русской армии, мушкеты и ружья. Особый интерес представляют две драгунские мортирки, предназначенные для метания на большие дальности ручных гранат. Мортирки имели кремневый замок для воспламенения затравочного пороха и деревянную ложу с прикладом. При стрельбе приклад упирали либо в землю, либо в седло. Стрельба же из мортирки с упором приклада в плечо, как это изображается иногда на современных рисунках, была невозможна из-за сильной отдачи. Рядом с мортирками можно видеть и ручную гранату начала XVIII в., а неподалеку в отдельной витрине — скульптуру гренадера эпохи Северной войны.

2-я четверть XVIII в. в истории русской артиллерии характеризуется разработкой большого числа опытных образцов артиллерийских орудий, предлагавшихся на вооружение. Русские ученые-артиллеристы пытались решить проблемы повышения скорострельности и огневой мощи орудий.

 
1-фн. пушка «Близнята» системы Гетша изготовлена в 1741 г. в С-Петербургском арсенале
Образец подобных систем, представляющий интерес, — 3-фунт. опытная чугунная пушка с прямоугольным каналом ствола, отлитая в Олонце в 1722 г. Орудие предназначалось для стрельбы одновременно тремя 3-фунт. ядрами, обернутыми в холст и уложенными в один ряд на деревянном поддоне.
 
3-фн. опытная пушка. 1722 г.
 

Особое место среди артиллеристов-изобретателей 2-й четверти XVIII в. занимает Андрей Константинович Нартов (1693–1756) — член Российской Академии наук, личный токарь Петра Великого. Над окном в зале напротив 44-ствольной батареи помещен и портрет ученого. А. К. Нартовым были разработаны станки для сверления орудийных стволов и обточки цапф, впервые в мире предложен оптический прицел для наводки орудий, а также создан ряд интересных артиллерийских систем. Из них в первую очередь обращает на себя внимание 44-ствольная «скорострельная» 3-фунт. мортирная батарея, изготовленная Нартовым в 1754 г. 44 медные мортирки расположены на дубовом круге и разделены медными дисками на секции по 5–6 мортирок. Каждая секция имеет общую затравочную полку, на которую перед выстрелом насыпался порох. Стреляла секция, направленная в сторону противника, затем круг поворачивался и стреляла другая секция и т. д. Таким образом, по замыслу изобретателя, батарея могла вести непрерывный огонь гранатами в течение длительного времени. В 1754 г. батарея была испытана, но на вооружение не принята, хотя и показала хорошие результаты, — слишком велика была при стрельбе нагрузка на лафет.

 
3-фн. 44-ствольная мортирная батарея системы А. К. Нартова изготовлена в 1754 г. в С-Петербургском арсенале.
Рядом находится еще одно опытное орудие конструкции А. К.Нартова — 3-фунт. бронзовая пушка, отлитая в 1744 г. мастером Санкт-Петербургского арсенала Семеном Копьевым. Ствол отлит на медную трубу — «готовый калибр», в дульной части расширяется, образуя гранатный котел для стрельбы 8-фунт. гранатой. В этом орудии А. К. Нартов впервые осуществил свою идею «из пушек вне калибра разными бомбами и ядрами стрелять». Отливка же на «готовый калибр» должна была избавить ствол от раковин — углублений, образовавшихся при отливке стволов в результате попадания в форму воздушных пузырей. Однако из-за сложности изготовления новый способ отливки стволов не получил распространения. 

Крупные преобразования в артиллерии произошли в 50-х гг. XVIIIв. Они тесно связаны с именем графа Петра Ивановича Шувалова (1710–1762), ставшего в 1756 г. генерал-фельдцейхмейстером, седьмым по счету в русской артиллерии. Под руководством П. И. Шувалова были проведены мероприятия по улучшению организации, боевой подготовки и вооружения артиллерии. Оставил о себе память П. И. Шувалов и как изобретатель. Так, им была предложена идея создания гаубицы, предназначенной специально для стрельбы картечью. Разработку нового орудия в металле провели в 1753 г. майор Мусин-Пушкин и пушечный мастер М. Степанов. Гаубица получила наименование «секретной». Секрет состоял в овальной форме канала ствола, в дульной части завершающегося раструбом. Такое устройство орудия увеличивало угол разлета картечи в горизонтальной плоскости. В казенной части ствол имеет зарядную камору цилиндрической формы. В зале представлена первая из «секретных» гаубиц, отлитая в 1753 г. в Москве. Однако такие гаубицы не оправдали возложенных на них надежд, и в середине 1770-х гг. были сняты с вооружения. 

В середине 50-х гг. XVIII в. под руководством П. И. Шувалова группой офицеров-артиллеристов в составе подполковника М. Г. Мартынова, капитанов М. В. Данилова, И. И. Меллера, И. В. Демидова, М. Рожнова, М. Жукова, а также пушечных мастеров Степанова, Константинова и Копьева на основе «длинной» гаубицы обр. 1707 г. была разработана длинная гаубица с конической зарядной каморой. Благодаря такой каморе снаряд лучше центрировался в канале ствола, зазор между стенками канала ствола и снаряда в начальный период выстрела был минимальным, что значительно повысило дальность и кучность стрельбы (почти вдвое по сравнению с обычными орудиями того же калибра). Кроме того, достоинства конической зарядной каморы позволили укоротить ствол, что способствовало значительному облегчению орудий и повышению их мобильности. В 1757 г. эти гаубицы были приняты на вооружение русской артиллерии. Дельфины и винград новых орудий были отлиты в виде единорога — мифического животного, представляющего собой лошадь с рогом на лбу, поэтому эти орудия получили название единорогов. (Интересно, что единорог был изображен на графском гербе П. И. Шувалова.) Конструкция единорогов оказалась настолько удачной, что они состояли на вооружении русской артиллерии около ста лет. Единороги явились первыми в мире универсальными орудиями, сочетающимим в себе свойства пушек и гаубиц и могущими стрелять всеми видами боеприпасов. Помимо России единороги также были в австрийской артиллерии, считавшейся во 2-й половине XVIII в. одной из лучших в мире. В экспозиции зала представлены несколько единорогов обр. 1757 г., рисунок герба П. И. Шувалова, а также его портрет, выполненный художником Л. Островой в 1947 г.

В 1756 г. в результате противоречий, возникших между Пруссией, Англией, Австрией и Францией, в Европе вспыхнула Семилетняя война (1756–1763). К австро-французской коалиции, действовавшей против Пруссии и Англии, присоединилась и Россия. Это противостояние было нелегким, ибо прусская армия имела большой военный опыт, считалась к тому времени лучшей в мире, а прусский король Фридрих II Великий (1740–1786) был признан лучшим полководцем Европы. 

В сражениях с русскими войсками в 1757 г. у Грос-Егерсдорфа, в 1758 г. под Цорндорфом, в 1759 г. под Пальцигом и Кунерсдорфом пруссаки в полной мере смогли убедиться в высоких боевых качествах россиян. Вместе с пехотой и кавалерией храбро сражались с врагом артиллеристы.

Напоминанием о победе под Грос-Егерсдорфом служит небольшая полковая пушка Ахтырского слободского казачьего полка (впоследствии — славного Ахтырского гусарского полка, в рядах которого служил герой Отечественной войны Д. В. Давыдов), с которой полк принял участие в сражении.

Большой интерес представляет гравюра Н. Саблина и П. Балабина «Сражение под Пальцигом 12 июля 1759 года». В нем русские артиллеристы впервые в мире применили стрельбу через головы своих войск.

Звездным часом русской армии в Семилетней войне стало Кунерс-дорфское сражение 1 августа 1759 г. Русско-австрийские войска под командованием генерал-аншефа Петра Семеновича Салтыкова (1698–1772) и австрийского генерал-лейтенанта Г.-Э. Лаудона (1716–1790), который десять лет прослужил в русской армии, наголову разбили прусскую армию под командованием Фридриха II. Огромную роль в кунерсдорфской победе сыграла русская артиллерия, храбро отражавшая, несмотря на потери, атаки пруссаков. Дважды водил в атаку на русские полки железные ряды своих кирасир любимец Фридриха генерал Зейдлиц, и дважды они откатывались назад, сметаемые огнем русской картечи. Две трофейные прусские полевые пушки — напоминание о той славной победе. На казенной части орудий, над вензелем Фридриха Великого можно прочесть надпись по-латыни: «Ultima ratio regis» («Последний довод королей»). Эту надпись прусский король скопировал с французских пушек: он действительно видел в артиллерии наиболее мощное средство воздействия на противника. Неподалеку от пушек в витрине представлены и другие трофеи русской армии эпохи Семилетней войны — прусское знамя 1-го гарнизонного полка, холодное и стрелковое оружие, офицерский нагрудный знак, ключи от г. Мемеля, взятого русскими войсками в 1757 г. 

Год спустя после Кунерсдорфа Фридриху был нанесен еще один тяжелый удар — 28 сентября 1760 г. русские войска под командованием генерал-аншефа Захара Григорьевича Чернышова (1722–1784) вошли в Берлин. В экспозиции зала помещен план расположения русских войск под Берлином и рапорт З. Г. Чернышова об артиллерийских офицерах, отличившихся при взятии города.

Замечательным памятником мужеству и героизму русских артиллеристов в Семилетней войне является парадная литавренная колесница 1-го Артиллерийского полка, принимавшего участие в главных битвах русской армии с пруссаками.

 
Парадная литавренная колесница (1760 г.) и артиллерийское знамя (1745 г.)
Колесница была изготовлена в 1760 г. в двухмесячный срок по распоряжению П. И. Шувалова русскими мастерами под руководством «живописного мастера» петербургской артиллерийской лаборатории Ф. Л. Задубского и под «смотрением» майора П. И. Мелиссино. Она предназначалась для вывоза на парадах знамени 1-го Артиллерийского полка. Муляж этого знамени, пожалованного полку в 1745 г., размещен над колесницей. Уникальность знамени — в том, что оно является последним в истории русской императорской артиллерии (с 1763 по 1917 г. русская артиллерия не имела знамен). Со времен императора Николая I знамя 1-го Артиллерийского полка получило статус знамени всей русской артиллерии и в качестве такового использовалось на похоронах генерал-фельдцейхмейстеров и во время празднования 500-летия русской артиллерии.

Полковое знамя представляет собой полотнище из белого атласа с нашитыми, а частично вышитыми цветными изображениями полевой пушки и двух скрещенных банников (цилиндрической формы щетки на длинном древке для чистки канала ствола орудия или его разряжания) с пороховым бочонком на переднем плане. Над пушкой — парящий двуглавый орел, мечущий молнии, а над ним на вызолоченной ленте латинский девиз: «Tuetur et Terret» («Охраняет и устрашает»). На верхних углах полотнища — две гранаты с горящими трубками. Уникальное подлинное знамя хранится в фондах музея.

Конструкция колесницы очень проста в сравнении с бытовавшими в середине XVIII в. экипажами — кузов на четырех колесах крепится к вертикальным стойкам кожаными ремнями. Особых амортизирующих устройств нет. Впереди кузова гнездо для древка знамени. Внизу закреплена двойная вага с четырьмя вальками. При колеснице имеется дышло. Основное богатство экипажа — в его оформлении. Кузов исполнен в форме большой раковины и украшен глубокой резьбой с орнаментом из пальмовых и акантовых листьев, завитков рокайль, воинской арматуры, состоящей из знамен, артиллерийских стволов, ядер и гранат. Впереди колесницы над воинской арматурой возвышается фигура двуглавого орла с распростертыми крыльями. Сзади — скульптура летящей богини Минервы с копьем в одной руке и щитом в другой. Искусной резьбой по дереву украшена задняя часть стана, колеса и дышло. Она выполнена крупными четкими срезами. С внешней стороны кузов расписан красками, резные детали покрыты позолотой, внутри — обит красным бархатом с золотым галуном. Дополнительное украшение колесницы составляют бронзовые позолоченные декоративные пряжки на ремнях, покрышки на оси, чеки на колесах и литые угольники между спицами.

Характеризуя декор колесницы, недостаточно отметить только его нарядность и красочность. Каждое изображение имеет аллегорическое или эмблематическое значение. Воинская арматура, стволы орудий, ядра и гранаты символизируют блестящие победы русской артиллерии в Семилетней войне. Скульптура Минервы представлена в данном случае не только как богиня-воительница, но и как богиня мудрости и справедливости. Она олицетворяет расцвет науки, искусства и ремесла в Российском государстве в елизаветинское время.

Колесница вывозилась шестеркой одномастных лошадей. В дышловой запряжке было два уноса — коренной и передний — к каждому пристегивались по две пристяжные лошади. Все они были подседельные, на них помещались шесть фурлейтов в парадных мундирах.

Царствование императрицы Екатерины II (1762–1796) отмечено двумя победоносными войнами с Турцией (1769–1774 и 1787–1791), присоединением Крыма (1783), победой над Швецией в войне 1788–1790 гг.

Славнейшие победы эпохи Екатерины II связаны с именами выдающихся русских полководцев — фельдмаршала графа П. А. Румянцева-Задунайского (1725–1796) и генералиссимуса князя А.В. Суворова-Рымникского (1729–1800).

Петр Александрович Румянцев, дружбой с которым гордились Фридрих Великий, Суворов и император Павел I, прославился еще в Семилетнюю войну, под Грос-Егерсдорфом и Кунерсдорфом. Но настоящую славу ему принес 1770 г., когда в сражениях при Ларге (7 июля) и при Кагуле (21 июля) Румянцев нанес сокрушительное поражение туркам. За Ларгу он первым в истории был удостоен высшей русской военной награды — ордена Св. Великомученника и Победоносца Георгия 1-й степени, учрежденного Екатериной II 26 ноября 1769 г. В экспозицию включены портрет П. А. Румянцева кисти художника А. Гурина, гравюра Д. Ходовецкого «Сражение при Кагуле 21 июля 1770 г.» и черно-оранжевая полосатая Георгиевская лента 1-й степени. Здесь же представлен портрет одного из артиллеристов, неоднократно отличившихся в ходе войны, — генерала от артиллерии Петра Ивановича Мелиссино (1726–1796), проявившего себя как храбрый боевой офицер, талантливый ученый, изобретатель и педагог. Он внес значительный вклад в улучшение технологии производства пороха. В 1793 г. в русской артиллерии был принят разработанный Мелиссино новый сплав артиллерийской бронзы, использовавшийся до середины XIX в. С 1783 г. П. И. Мелиссино — директор Артиллерийского и Инженерного шляхетского кадетского корпуса, и время его директорства (1783–1796) считалось самым замечательным периодом в истории корпуса. В 1795 г. П. И. Мелиссино было поручено формирование первых конно-артиллерийских рот постоянного состава.

В русско-турецкой войне 1768–1774 гг. одержал свои первые славные победы Александр Васильевич Суворов. 

 
Генералиссимус А. В. Суворов. Художник К. К. Штейбен. 1815

Особенно ярким его успехом в этой войне стала победа при Козлуджи 9 июня 1774 г., где 25-тысячный русский отряд разгромил 40-тысячное турецкое войско. В экспозиции можно увидеть копию с рисунка художника Н. Самокиша «Суворов в сражении при Козлуджи. 1774».

Во всем блеске раскрылось полководческое дарование А. В. Суворова в русско-турецкую войну 1787–1791 гг. В торце зала, на фоне панно «Суворовские чудо-богатыри», выполненного в 1989 г. военнослужащим музея прапорщиком В. Пономаревым, можно увидеть скульптуру «А.В. Суворов в сражении под Кинбурном. 1787» — копию памятника скульптора Б. Эдуардса, установленного в Очакове в 1907 г. В Кинбурнском сражении 1 октября 1787 г. 2-тысячный русский отряд под командованием А. В. Суворова наголову разгромил 5-тысячный турецкий десант. В этом сражении Суворов был дважды ранен, но продолжал руководить боем до полного разгрома врага.

В зале представлены артиллерийские орудия, стрелковое и холодное оружие периода русско-турецких войн 2-й половины XVIII в., а также ключи от взятых русскими войсками турецких крепостей и трофейное оружие. Рядом с этими экспонатами выставлены литографии с изображением чинов пешей и конной артиллерии Гатчинских войск. Гатчинские войска возникли в 1782–1783 гг. по инициативе великого князя Павла Петровича, будущего императора Павла I (1796–1801). Они были тем образцом, по которому Павел по восшествии на престол собирался реформировать всю русскую армию. Многое было заимствовано из прусской армии, включая и устаревшие к тому времени тактические приемы. Положительными сторонами Гатчинских войск были дисциплинированность и высокая боевая выучка. Особое внимание уделял Павел Петрович гатчинской артиллерии, которая по уровню строевого обучения и боевой подготовки далеко превосходила остальную русскую артиллерию. Именно по образцу гатчинской конной артиллерии были созданы в 1795 г. в русской армии первые постоянные конно-артиллерийские роты. Организация, приемы обучения и материальная часть артиллерии Гатчинских войск легли в основу преобразований в артиллерии, проведенных в конце XVIII — начале XIX вв.

Четырехлетнее царствование императора Павла I было ознаменовано широкомасштабными военными реформами, которые в целом благотворно отразились на состоянии русской армии, дисциплина и уровень боевой подготовки которой к концу екатерининского царствования находились, за редким исключением, на низком уровне. В частности, коренным преобразованиям подверглась русская артиллерия. Были приняты на вооружение более легкие и подвижные образцы артиллерийских орудий, введены команды для заряжания орудий и стрельбы, в основу организации артиллерийских рот положено не число людей, а количество орудий, лошади и ездовые отданы в роты. Много внимания уделялось обучению артиллеристов. В ноябре 1796 г. из артиллерийского полка Гатчинских войск, бомбардирской роты л.-гв. Преображенского полка и артиллерийских команд л.-гв. Семеновского и Измайловского полков был сформирован л.-гв. Артиллерийский батальон. 

28 января 1798 г., в день своего рождения, младший сын императора Павла великий князь Михаил Павлович (1798–1849) был назначен генерал-фельдцейхмейстером (официально вступил в должность в 1819 г.). С этого времени главными начальниками русской артиллерии были только представители императорской фамилии.

 
Генерал-фельдцейхмейстер великий князь Михаил Павлович. Неизвестный художник. Первая половина XIX в.
 В экспозиции представлены образцы стрелкового и холодного оружия, принятого на вооружение при Павле, гренадерская шапка л.-гв. Преображенского полка обр. 1797 г., патронная сума и фотокопия титульного листа «Воинского устава о полевой пехотной службе», введенного в русской армии в ноябре 1796 г. В одной из витрин помещен «Знак отличия ордена Святой Анны» для нижних чинов. Этой медалью, учрежденной в ноябре 1796 г., награждались солдаты и унтер-офицеры за 20 лет беспорочной службы. Анненская медаль была первой в мире солдатской наградой за безупречную службу.

Именно под знаменами с вензелями Павла сражались суворовские чудо-богатыри во время Итальянской кампании и в Швейцарском походе 1799 г. За три месяца русские войска, одержав блестящие победы на реках Адда (16 апреля), Треббия (6 — 9 июня) и у г. Нови (4 августа), освободили Италию от французов. Через альпийские хребты 20-тысячный корпус А. В. Суворова двинулся в Швейцарию на соединение с корпусом генерала А. М. Римского-Корсакова. Фактически преданный австрийцами, без бое-припасов и продовольствия, со всех сторон окруженный французами, Суворов с боями сумел пробиться в Швейцарию.

Ярчайшей страницей Швейцарского похода стал бой за Чертов мост 14 сентября 1799 г. Под ураганным огнем французов русские солдаты сумели преодолеть полуразрушенный мост и штыками пробили себе путь вперед. Гравюру «Бой за Чертов мост» можно видеть в зале. 

14 сентября 1898 г. близ Чертова моста был открыт памятник суворовским солдатам — 30-метровый крест, вырубленный в скале. Русское правительство выкупило землю в радиусе 100 м вокруг памятника. Так, в самом сердце Швейцарии появился клочок русской земли. Модель памятника также можно увидеть в экспозиции.

Император Павел пожаловал А. В. Суворову за беспримерный Швейцарский поход чин генералиссимуса и повелел установить памятник полководцу на Марсовом поле в Санкт-Петербурге.

Противостояние России и наполеоновской Франции продолжилось и при императоре Александре I (1801–1825). Первые кампании 1805–1807 гг. прошли на фоне военных реформ. Русская армия получила новые образцы вооружения и обмундирования, более совершенной стала организация армии — с 1807 г. вводятся постоянные дивизии и корпуса. Огромное внимание было уделено и усовершенствованию артиллерии.

Реформы в русской артиллерии в начале XIX в. связаны с именем генерала от артиллерии графа Алексея Андреевича Аракчеева (1769–1834), бывшего в 1799 и 1803–1808 гг. генерал-инспектором артиллерии,
с 1808 г. — генерал-инспектором пехоты и артиллерии, в 1808–1810 гг. — военным министром. В 1802 г. А. А. Аракчеев возглавил специальную комиссию, в задачу которой входила разработка новых артиллерийских орудий и штатов артиллерии. В 1805 г. новые артиллерийские орудия были приняты на вооружение, получив наименование «орудий системы 1805 г.», или «аракчеевской системы». С «аракчеевскими» орудиями русская артиллерия прошла все сражения эпохи наполеоновских войн, начиная с кампании 1805 г. По многим показателям русская артиллерия системы 1805 г. превосходила лучшую тогда в Европе французскую артиллерию. В ходе реформ были проведены работы по усовершенствованию технологии изготовления орудий, приняты на вооружение новые образцы боеприпасов, улучшена организация артиллерии. С 1807 г. артиллерийские роты сводятся в бригады, придаваемые пехотным дивизиям и имеющие одинаковый с дивизией номер. Бригадную организацию русская артиллерия сохраняла более ста лет.

В экспозиции представлены орудия обр. 1805 г., прицелы к ним, модели некоторых станков, применявшихся с начала XIX в. для изготовления орудий, эталонные бронзовые образцы некоторых элементов лафетов и передков, чертеж ствола 3-фунт. единорога, выполненный в натуральную величину на медном листе. Такие чертежи с 1805 г. использовались в арсеналах вместо выполненных на бумаге. Здесь же помещен портрет А. А. Аракчеева — копия с портрета художника Д. Доу, выставленного в Военной галерее Зимнего дворца. В отдельной витрине показаны модели части повозок артиллерийского обоза — зарядной фуры, зарядного и бомбового ящиков, полевой кузницы. В специальных шкафах представлены образцы стрелкового и холодного оружия и обмундирования русской армии начала XIX в., в том числе мундир л.-гв. Финляндского полка обр. 1817 г. и офицерская лядунка (кавалерийская патронная сума) л.-гв. Гусарского полка, принадлежавшие императору Александру I.

Заслуживает внимания рисунок «Подвиг фейерверкера Федота Маслова в сражении при Аустерлице». Федот Маслов служил в гвардейской конно-артиллерийской роте, которой командовал полковник Василий Григорьевич Костенецкий (1769–1831). Шесть его орудий были с тыла атакованы французскими кавалеристами во главе с эскадроном гвардейских мамелюков. Два орудия удалось увезти, а четыре оказались захвачены неприятелем. Тогда Костенецкий и Маслов — оба огромного роста и большой физической силы — бросились в самую гущу врагов, громя мамелюков палашами и банниками. Мамелюки отступили, два орудия были вывезены, а два других, прислуга и лошади которых погибли, пришлось бросить. Подвиг Костенецкого вызвал восхищение не только русской, но и французской армии, и еще долго вспоминали французы лихого русского конноартиллериста. За спасение орудий В. Г. Костенецкий был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени, а Федот Маслов первым среди гвардейских артиллеристов стал кавалером знака отличия Военного ордена (с 1913 г. стал называться Георгиевским крестом), учрежденного 13 февраля 1807 г. для награждения за храбрость нижних чинов. Серебряный солдатский георгиевский крестик представлен в одной из витрин.

Гвардейская конная артиллерия способствовала захвату единственного в Аустерлицком сражении трофея — батальонного орла 4-го линейного полка. 4 орудия под командой штабс-капитана Петра Андреевича Козена (1778–1853) картечными выстрелами в упор расстроили ряды батальона, готовившегося к отражению кавалерийской атаки, а л.-гв. Конный полк довершил разгром. Захват орла запечатлен на картине художника Б. Виллевальде «Подвиг Конного полка в сражении при Аустерлице».

 
Каска офицерская гвардейской тяжелой кавалерии. Россия. Первая четверть XIX в.
Рядом с картиной, у колонны, экспонируется скульптура «Подвиг унтер-офицера Азовского полка Старичкова и рядового Бутырского полка Чуйки». Старичков, знаменосец Азовского пехотного полка, был тяжело ранен в сражении при Аустерлице. Из последних сил, обливаясь кровью, он снял с древка знамя и спрятал его у себя на груди. Умирая в плену, вручил знамя рядовому Бутырского полка Чуйке, взяв с него клятву передать святыню в родной полк. Этот момент и изобразил скульптор. Долгое время Чуйка хранил знамя, а затем через подполковника Трескина передал его в Азовский полк. 25 февраля 1906 г. унтер-офицер Старичков был навечно зачислен в списки 45-го Азовского пехотного полка.
 
2 июня 1807 г. вновь пришлось скрестить оружие русской и французской армиям у городка Фридланд. В экспозиции помещена картина художника В. Мазуровского «Сражение под Фридландом 2 июня 1807 г.». На ней изображена контратака л.-гв. Конного полка на французских кирасир, атаковавших левый фланг русских войск. Хотя эта блестящая атака не спасла положения и русская армия под давлением превосходящих сил противника вынуждена была отступить, стойкость россиян не позволила Наполеону полностью разгромить русскую армию.
 
Атака лейб-гвардии Конного полка на французских кирасир в сражении под Фридландом 2 июня 1807 г.  Художник В. В. Мазуровский. 1910-1912
 
12 июня 1812 г. Наполеон во главе 600-тысячной армии при 1 372 орудиях вступил в пределы России. Он стремился в приграничном генеральном сражении разбить русскую армию и навязать Александру I выгодный для Франции мир. На западной границе Россия могла противопоставить неприятелю только 220 тыс. солдат и 942 орудия. 1-я и 2-я Западные русские армии под командованием генералов от инфантерии Михаила Богдановича Барклая-де-Толли (1761–1818) и князя Петра Ивановича Багратиона (1765–1812) начали тяжелое отступление, стремясь соединиться, чтобы не быть разгромленными поодиночке. Портреты командующих можно увидеть в зале.
 

Под Клястицами, Красным, Полоцком французы понесли немалый урон. Под Смоленском 1-я и 2-я Западные армии, наконец, соединились, а силы Наполеона с продвижением в глубь России таяли.

В августе 1812 г., вскоре после сражения за Смоленск, в армию прибыл новый главнокомандующий — генерал от инфантерии Михаил Илларионович Кутузов (1747–1813). Портрет полководца кисти художника Р. Волкова представлен в экспозиции.

Русская армия медленно отходила к Москве. У стен древней русской столицы решено было дать генеральное сражение. 26 августа 1812 г. произошла Бородинская битва — одно из самых кровопролитных сражений мировой истории.  

Основные атаки Наполеон направил на центр и левый фланг русской позиции — батарею Раевского (известна также как Центральная, Курганная или Шульмановская по фамилии командира занимавшей высоту 26-й артиллерийской бригады полковника Шульмана) и Семеновские (Багратионовы) флеши. Вместе с пехотой и кавалерией насмерть дрались с врагом и артиллеристы, выполняя приказ, данный перед сражением начальником артиллерии русской армии генерал-майором Александром Ивановичем Кутайсовым (1784–1812).

Трижды атаковали французы батарею Раевского и дважды были оттуда выбиты. Во время второй контратаки погиб А. И. Кутайсов. Тело его после боя так и не было найдено — на русские позиции вернулся только конь Александра Ивановича с окровавленным седлом. Отличился в схватке за батарею и В. Г. Костенецкий, к тому времени уже генерал-лейтенант, портрет которого можно увидеть в зале. Взяв банник, как и при Аустерлице, он вместе с рядовыми артиллеристами яростно крушил им атакующих французов. Третья атака французов на батарею Раевского изображена на экспонируемом в зале макете. Две пехотные и две кавалерийские дивизии французов с трудом смогли сломить сопротивление ее защитников, истекавших кровью. Впрочем, благодаря массированному огню русской артиллерии противник к исходу дня вынужден был оставить батарею.

 
Сражение при Бородино. Художник А. П. Швабе. Копия с картины художника П. Гесса. Вторая половина XIX в.
Восемь раз атаковали французы Багратионовы флеши. Только тяжелые потери, в том числе и ранение командовавшего левым флангом русских войск князя П. И. Багратиона, заставили войска оставить позиции у д. Семеновское. Ранение П. И. Багратиона и бой за Семеновское изображены на картине «Сражение при Бородино 26 августа 1812 г.», выполненной художником А. Швабе по оригиналу П. Гесса.
 

Одному из эпизодов Бородинского боя — контратаке л.-гв. Конного полка на французскую конницу, стремящуюся нанести удар по полкам, стоящим за батареей Раевского, — посвящена картина художников Ф. Рубо и К. Беккера. В экспозиции представлены также пуля, которой был ранен генерал Н. Н. Раевский, портреты героев сражения — генералов М. Ф. Ставицкого (1779–1841), К. Ф. Левенштерна (1770–1840), П. А. Козена (1777–1853). Здесь же и модель памятника батарейной № 2 и легкой № 2 ротам л.-гв. Артиллерийской бригады, который был установлен на Бородинском поле в 100-летнюю годовщину сражения — в 1912 г.

 Выдающаяся роль в победе над завоевателями принадлежит русским ополченцам и партизанам. Одним из экспонатов, связанным с ополчением 1812 г., является миниатюрная пушечка, изготовленная в 1812 г. и находившаяся на вооружении 5-й дружины Санкт-Петербургского ополчения, которой командовал майор Алексей Романович Томилов (1779–1818). Офицер и меценат, обладатель одной из лучших в России коллекций живописи, А. Р. Томилов храбро дрался со своей дружиной под Полоцком 6 октября 1812 г. Он возглавил атаку ополченцев и выбил противника из полоцких укреплений. В том бою А.Р.Томилов получил тяжелое ранение в ногу. За храбрость он был награжден орденом Св. Владимира 4-й степени.
 

Представлены в зале и портреты прославленных командиров партизанских отрядов — Дениса Васильевича Давыдова (1784–1839), Александра Никитича Сеславина (1780–1858), Александра Самойловича Фигнера (1787–1813). Двое последних, кстати, служили в артиллерии.

 Вызывает интерес витрина с личными вещами, оружием и наградами героев Отечественной войны. В ней можно увидеть миниатюрный портрет и курительную трубку генерал-лейтенанта Дмитрия Петровича Неверовского (1771–1813), награды Дениса Васильевича Давыдова, саблю и табакерку атамана войска Донского Матвея Ивановича Платова (1751–1818).
 

В начале октября 1812 г. французская армия покинула Москву. Тарутинский марш-маневр М. И. Кутузова не позволил Наполеону прорваться в нетронутую войной Калужскую губернию и вынудил его отступать по старой Смоленской дороге, уже разоренной солдатами «Великой армии». Отступление вскоре превратилось в бегство. После жестокого боя под Красным 5 ноября 1812 г. французская армия фактически перестала существовать как организованная боевая сила. В середине ноября ее жалкие остатки переправились через Березину. 25 декабря 1812 г. император Александр I издал манифест о полном изгнании неприятеля из пределов России.

 В зале можно увидеть гравюру с картины Д. Скотти «Победа под Малоярославцем», посвященную кровопролитному сражению 12 октября 1812 г., положившему начало широким наступательным действиям русской армии, а также рисунок художника К. Буйницкого «Лейб-драгуны атакуют французскую батарею 5 ноября 1812 г.», на котором изображен эпизод боя под Красным.
 

Представлены в зале и трофеи — французские ружья, пистолеты, сабля, штандарт 28-го драгунского полка, а также стволы двух французских гаубиц, одна из которых украшена вензелем Наполеона. Особый интерес представляет витрина с мемориальными трофеями — охотничьим ружьем императора Наполеона, пистолетом маршала Иоахима Мюрата и саблей брата Наполеона — голландского короля Людовика. Сабля богато украшена стразами из полированного металла, напоминающими по внешнему виду драгоценные камни. В витринах зала помещены медали в память войны 1812 г.

В начале 1813 г. русская армия перешла границы России, выступив в заграничный поход — освобождать Европу от Наполеона. В битвах на полях Германии и Франции неоднократно прославились русские войска, в том числе и артиллеристы. Так, в сражении под Денневицем 24 августа чины 13-й конно-артиллерийской роты под командованием подполковника Ивана Карловича Арнольди (1783–1860) в конном строю атаковали французскую пехоту и взяли орла. Впоследствии И. К. Арнольди доблестно командовал своей ротой в сражении под Лейпцигом: он не оставил поля боя, несмотря на потерю ноги. Более 40 лет прослужил он в артиллерии с деревянной ногой, будучи при этом отличным наездником, и даже принял участие в русско-турецкой войне 1828–1829 гг. Портрет героя можно увидеть в экспозиции.
 

Сокрушительное поражение потерпел Наполеон в «битве народов» — трехдневном сражении под Лейпцигом 4, 6 и 7 октября 1813 г. Один из самых блестящих эпизодов лейпцигской битвы — подвиг ефрейтора 3-й гренадерской роты л.-гв. Финляндского полка Леонтия Коренного, изображенный на картине, скопированной неизвестным художником с полотна кисти П. Бабаева. В бою у деревни Госса под Лейпцигом Леонтий Коренной увидел, что его раненому батальонному командиру угрожает опасность плена, и отважно бросился с несколькими товарищами на выручку. В бою товарищи Коренного погибли, но, даже оставшись один, он продолжал отбиваться от неприятелей. В этом бою Коренной получил 18 ран и, полностью обессилевший от потери крови, был доставлен во французский госпиталь. О подвиге русского гренадера доложили Наполеону, и император лично прибыл в госпиталь, чтобы увидеть героя. Покидая госпиталь, Наполеон приказал, как только Коренной окрепнет, отпустить его к своим, а в специальном приказе по армии поставил русского воина в пример французским солдатам. Едва оправившись от ран, Коренной вернулся в свой полк. За спасение командира и храбрость в бою он был произведен в подпрапорщики и до конца службы оставался полковым знаменосцем. О герое в полку даже сложили песню.

 18 марта 1814 г. русские войска с боями вышли на подступы к французской столице. 
 
Лейб-гвардии Конный полк в сражении при Фершампенуазе 13 марта 1814 г.  Художник Б. П. Виллевальде. 1891
Батарейная Его Императорского Высочества генерал-фельдцейхмейстера рота л.-гв. Артиллерийской бригады под командованием полковника барона К. К. Таубе, заняв Шамонские высоты и отбив атаку французской пехоты, начала обстреливать Париж. Полчаса спустя к полковнику Таубе явился французский парламентер с заявлением о капитуляции города. Таубе, проводивший парламентера к стоявшему неподалеку от позиций роты императору Александру I, получил из рук государя орден Св. Георгия 3-й степени. Узнав о капитуляции, Александр велел прекратить огонь. Этот момент изображен на живописном полотне — копии с картины художника Б. Виллевальде «Последний выстрел по Па-рижу».
 

В одной из витрин экспонируется шпага, принадлежавшая участнику Итальянского и Швейцарского походов 1799 г., герою наполеоновских войн генералу от инфантерии графу Михаилу Андреевичу Милорадовичу (1771–1825), по преданию, выпавшая из его рук, когда он был смертельно ранен на Сенатской площади во время восстания 14 декабря 1825 г.

Привлекает внимание сувенирный малахитовый обелиск, преподнесенный офицерами л.-гв. Семеновского полка своему командиру — генерал-лейтенанту Якову Александровичу Потемкину (1778–1831), командовавшему полком с 1813 по 1820 г. и осуществившему с полком Заграничный поход. На обелиске можно прочесть названия «Кульм», «Лейпциг», «Париж» — места боев, прославивших полк. Яков Александрович был любим и офицерами, и нижними чинами за храбрость и справедливость. Именно Я. А. Потемкин запретил в полку телесные наказания.

Напоминанием о славных подвигах русской армии в кампаниях 1812–1814 гг. служат серебряные Георгиевские трубы, учрежденные в 1806 г. и жалуемые за боевые отличия кавалерийским полкам и частям, не имевшим знамен, в первую очередь артиллерийским ротам. Несколько труб, пожалованных гвардейской артиллерии, можно видеть в зале. В одной из витрин представлены также учрежденные в 1813 г. киверные знаки «За отличие», которыми награждались в том числе и артиллерийские роты. 

Десятилетие, последовавшее за эпохой наполеоновских войн, ознаменовано значительными мерами, направленными на повышение уровня артиллерийского образования. В 1820 г. по инициатииве генерал-фельдцейхмейстера великого князя Михаила Павловича в Петербурге создается Артиллерийское училище для подготовки офицеров артиллерии и Учебная артиллерийская бригада для подготовки фейерверкеров (унтер-офицеров) полевой артиллерии, а в 1821 г. — Артиллерийская техническая школа для подготовки мастеров пороховых заводов и арсеналов. В экспозиции представлены портреты великого князя Михаила Павловича и первого начальника Артиллерийского училища — генерал-майора Александра Дмитриевича Засядко (1779–1837), одного из первых русских ракетчиков.

Царствование императора Николая I (1825–1855) было относительно мирным. 

 
Унтер-офицер Лейб-гвардии конного полка. Скульптор В. Газенбергер

Самым тяжелым и длительным конфликтом стала разгоревшаяся еще в начале XIX в. война на Кавказе. Начало царствования ознаменовалось двумя победоносными для России войнами — русско-персидской (1826–1828) и русско-турецкой (1828–1829), упрочившими положение России на Черноморском побережье. Этим войнам посвящен небольшой раздел экспозиции зала, где можно увидеть копию с картины художника В. Машкова «Сдача персидской крепости Аббас-Абада 7 июля 1827 г.», гравюры «Переход русских войск через хребет Соганлунге 19–20 мая 1829 г.» и «Взятие русскими войсками города Селимно 31 июля 1829 г.», ключи от взятых русскими войсками турецких крепостей — Байбурта, Мандары, Кюстенджи, медали, посвященные победам русских войск, стволы трофейных орудий. Здесь же представлены и портреты генерал-фельдмаршалов Ивана Федоровича Паскевича-Эриванского (1782–1856) и Ивана Ивановича Дибича-Забалканского (1785–1831), с именами которых связаны победы русских войск над турками и персами.

В экспозиции можно видеть также портрет и пистолет одного из героев Кавказской войны — генерал-лейтенанта Якова Петровича Бакланова (1809–1873). Боевое крещение Яков Петрович получил во время русско-турецкой войны 1828–1829 гг., затем на долгие годы связал свою судьбу с Кавказом, не раз отличившись в жестоких боях с горцами, на которых его отчаянная храбрость и беспощадность в сочетании с устрашающим внешним видом производили неизгладимое впечатление. Однажды он получил в подарок большой черный платок с изображением мертвой головы — символа бессмертия. Этот платок стал личным штандартом Бакланова, и часто достаточно было горцам лишь завидеть вдалеке черный штандарт, как они без боя складывали оружие. В 1914 г. 17-й Донской казачий полк, которым Я. П. Бакланов много лет командовал на Кавказе, получил право ношения изображения мертвой головы на папахах.

Во 2-й четверти XIX в. русская артиллерия была перевооружена орудиями обр. 1838 г., называвшимися, для отличия от орудий обр. 1805 г., орудиями «новой конструкции». Их отличала от системы 1805 г. унификация калибров сухопутной и морской артиллерии, округление калибров до целых линий (т. е. до 0,1 дм) и отсутствие фризов (поясков) на стволах. У единорогов казенная часть ствола снаружи стала отливаться цилиндрической формы, как у пушек, что уменьшило подпрыгивание ствола при выстреле. В 1845 г. к орудиям обр. 1838 г. принимаются лафеты улучшенной конструкции — с железными осями и вынесенной влево рукояткой подъемного механизма. В 1846 г. в береговой и крепостной артиллерии вводится железный лафет конструкции полковника А.Т.Венгловского. Важным новшеством системы 1838 г. явились специально разработанные образцы горного единорога и мортир — легкие, позволяющие транспортировать их либо на конских вьюках, либо на руках.

Значительно повысилась мобильность легких артиллерийских батарей, как с 1833 г. называли артиллерийские роты, после принятия на вооружение в 1850 г. облегченной 12-фунт. полевой пушки конструкции полковника Л. Т.Баумгартена.

Образцы артиллерийских орудий, боеприпасов и принадлежности 30–40-х гг. XIX в. представлены в экспозиции зала. Здесь же один из интереснейших опытных образцов — 7-лин. (17,5 мм) паровая пушка конструкции инженер-полковника Карелина, изготовленная в 1826–1829 гг. Стрельба из пушки велась обыкновенными ружейными пулями, вылетавшими из канала ствола под давлением водяного пара (при пушке имелся паровой котел). Орудие имело небывалую по тем временам скорострельность — до 50 выстрелов в минуту, но прошедшие в 1829 г. испытания показали сложность и громоздкость системы и малую эффективность стрельбы. Сразу же после испытаний орудие было сдано в С.-Петербургский арсенал и вскоре поступило в Артиллерийский музей.

Во 2-й половине 20-х гг. XIX в. в России впервые в боевых условиях были применены ракеты. У истоков отечественного боевого ракетостроения стояли талантливые русские ученые-артиллеристы — генерал-лейтенанты А. Д. Засядко и Константин Иванович Константинов (1819–1871). В экспозиции можно видеть модель 2-дм. боевой ракеты конструкции К.И.Константинова. Подобные ракеты применялись русской армией во время Крымской (Восточной) войны.

Перемены коснулись и стрелкового оружия. В 30-е гг. началось перевооружение русской армии капсюльным оружием, в котором воспламенение порохового заряда происходило после разбития капсюля, надетого на брандтрубку замка. Образцы стрелкового оружия русской армии 30–50-х гг. XIX в. — ружей, винтовок, штуцеров, пистолетов с капсюльными замками — экспонируются в зале. Здесь же представлена и большая коллекция холодного оружия того периода. В отдельном шкафу — образцы формы одежды русской армии николаевской эпохи, в том числе генеральский доломан л.-гв. Гродненского гусарского полка и шляпа-двууголка, принадлежавшие императору Николаю I.

В это время выдающихся успехов благодаря трудам замечательных ученых Павла Петровича Аносова (1797–1851) и Павла Матвеевича Обухова (1820–1869) достигла русская металлургия. П. П. Аносову удалось возродить технологию изготовления булата и создать высококачественную булатную сталь. Он же первым в мире в 1831 г. применил микроскоп для изучения структуры металла, а в 1837 г. впервые получил сталь путем переплавки чугуна. На возглавляемой П. П. Аносовым Златоустовской оружейной фабрике изготавливались удивительные по качеству и красоте клинки, в том числе и из знаменитого «аносовского» булата. Особенно известны были во 2-й четверти XIX в. мастера Иван Бушуев и Иван Бояршинов. Портрет П.П.Аносова и златоустовские клинки, в том числе работы Бушуева и Бояршинова, можно видеть в зале.

Разработками высококачественной артиллерийской стали занимался П. М. Обухов, уже в 1859 г., выполнивший первые крупные стальные отливки. В 1863 г. Обухов совместно с Н. И. Путиловым основал в Петербурге сталелитейный завод, названный впоследствии Обуховским, который сыграл важную роль в обеспечении русской армии тяжелыми артиллерийскими орудиями. В экспозиции рядом с портретом П. М. Обухова находится ствол 12-фунт. полевой облегченной пушки, отлитый из стали, разработанной Обуховым, в 1860 г. За время испытаний, проходивших с ноября 1860 г. по март 1861 г. на Волковом поле в Петербурге, пушка выдержала более 4 тыс. выстрелов. В 1862 г. она экспонировалась на Всемирной выставке в Лондоне, где получила высокую оценку, а в 1863 г. была передана в Артиллерийский музей.

Во 2-й четверти XIX в. в развитии науки были достигнуты значительные успехи, возросло число учебных заведений, прежде всего технических. Однако по-прежнему ощущался недостаток специалистов. Промышленность страны, особенно военная, находилась в тяжелом положении. Предприятия военного ведомства систематически не выполняли полностью заказы артиллерийского департамента. Все это отрицательно сказывалось на военной мощи страны и боеспособности армии.

Противоречия, возникшие между Россией, Турцией, Англией, Францией и Австрией по территориальным и религиозным вопросам (так называемый «восточный вопрос»), привели в конечном итоге к Крымской (Восточной) войне 1853–1856 гг.

В июне 1853 г. русские войска вступили в Молдавию и Валахию, что повлекло за собой объявление Турцией войны России. Сокрушительный разгром турецкого флота вице-адмиралом Павлом Степановичем Нахимовым (1802–1855) в Синопском морском сражении активизировал действия Англии и Франции, весной 1854 г. официально объявивших войну России. Основные боевые действия проходили на Кавказе и в Крыму.

На Кавказе первые серьезные поражения турки потерпели в сражениях у Башкадыклара 19 ноября 1853 г. и у Кюрюк-Дара 24 июля 1854 г.

У Башкадыклара 11-тысячный русский отряд под командованием князя Василия Осиповича Бебутова (1791–1858) разгромил 36-тысячную турецкую Анатолийскую армию. Основная тяжесть боя легла на Кавказскую гренадерскую бригаду (Грузинский и Эриванский гренадерские полки). В этом бою отличился подпрапорщик Грузинского гренадерского полка князь Арчил Андронников. Во время отступления полка под огнем турок он вынес из боя своего товарища, юнкера Гогниева, за что был произведен в прапорщики. Подвиг подпрапорщика Андронникова изображает скульптура И. Ковшенкова, представленная в зале.

Башкадыкларскому бою посвящены еще два экспоната — картина художника Б. Виллевальде «Кавалерийская атака при Башкадыкларе» и небольшая трофейная турецкая пушка, названная «Вестник могущества» — подарок турецкого султана главнокомандующему турецкими войсками на Кавказе Абды-паше. Турецких солдат уверяли, что до тех пор, пока пушка находится в их руках, их армия будет непобедима. Яростно дрались турки, защищая пушку, и немалой кровью досталась она русским солдатам, за что была прозвана ими «красной пушкой».

24 июля 1854 г. у г. Кюрюк-Дара произошло одно из самых кровавых сражений Крымской войны. В этом сражении 18-тысячный русский отряд князя Бебутова вновь разгромил 57-тысячную Анатолийскую армию. И снова здесь отличился Грузинский гренадерский полк. Во время штыковой атаки грузинцев рядовой Михаил Горбатенко захватил неприятельское знамя. Турки пытались его отбить, но храбрый гренадер, несмотря на тяжелые раны, пробился с трофеем к своим. За этот подвиг Горбатенко был награжден знаком отличия Военного ордена. Скульптура И. Ковшенкова «Подвиг Михаила Горбатенко» представлена в зале.

С 1854 г. главным театром военных действий становится Крым. 8 апреля 1854 г. англо-французская эскадра в составе 28 кораблей, надеясь выманить из Севастопольской бухты Черноморский флот, подошла к Одессе. 10 апреля, в Страстную субботу, корабли союзников начали обстрел города, продолжавшийся 12 часов. С моря город прикрывали 6 наскоро сооруженных береговых батарей. Труднее всего пришлось левофланговой батарее № 6 под командованием прапорщика 14-й батареи резервной бригады 5-й артиллерийской дивизии Александра Петровича Щеголева (1832–1914). Его батарея, расположенная на Военном молу Одесского рейда, далеко выдавалась в море, и именно на ней сосредоточили свой огонь неприятельские корабли. На вооружении батареи имелись только четыре 24-фунт. чугунные пушки, отлитые еще в эпоху Петра Великого. Причем Щеголеву пришлось выкапывать эти орудия из земли и очищать от ржавчины, ибо раньше они были врыты в землю и служили столбами, к которым привязывали лодки. Укрепления батареи состояли из набитых землей деревянных срубов. В распоряжении Щеголева было 8 артиллеристов, 22 пехотинца и 5 волонтеров — добровольцев из местных жителей. Более семи часов вела батарея неравный бой с девятью кораблями противника. Против четырех щеголевских пушек было сосредоточено свыше 360 англо-французских орудий. В ходе боя 3 из 4 орудий были подбиты, но и щеголевцам удалось серьезно повредить три неприятельских корабля. Батарея (точнее, последнее оставшееся орудие) сражалась до последнего снаряда. С охваченной огнем батареи щеголевцы уходили в колонне по два, под барабанный бой, на виду и под огнем неприятеля. 14 апреля, простояв на Одесском рейде в бездействии несколько дней, эскадра союзников ушла к Севастополю. Одесса была спасена.

За свой подвиг 15 из 30 нижних чинов и пятеро волонтеров получили знаки отличия Военного ордена, вся прислуга и командир батареи — годовой оклад жалованья «не в зачет». Кроме того, сам А. П. Щеголев удостоился исключительных наград. В течение одного дня восхищенный подвигом Щеголева император Николай I произвел его в подпоручики, поручики и штабс-капитаны. 20 апреля Александр Петрович был награжден орденом Св. Георгия 4-й степени. Наследник престола цесаревич Александр Николаевич прислал Щеголеву собственный крест, полученный им на Кавказе за «дело» с горцами 26 октября 1850 г., и благодарственный рескрипт. Генерал-фельдцейхмейстер великий князь Михаил Николаевич пожаловал А. П. Щеголеву благодарственный рескрипт и саблю с насечкой золотыми буквами с одной стороны клинка «Храброму защитнику батареи № 6», а с другой — «Одесса, 10 апреля 1854 года». Великие князья Николай, Александр (будущий император Александр III) и Владимир Александровичи прислали Щеголеву штабс-капитанские эполеты.


По Высочайшему повелению имя А. П. Щеголева было занесено на мраморную доску в Дворянском полку (впоследствии Константиновское артиллерийское училище, ныне — Санкт-Петербургский кадетский ракетно-артиллерийский корпус). Во все военно-учебные заведения России были посланы литографированные портреты Щеголева. Разрушенная 6-я береговая батарея по повелению Николая I была вновь восстановлена и навсегда переименована в Щеголевскую. Впоследствии Щеголевской была названа одна из улиц Одессы.

А. П. Щеголев был флигель-адъютантом императора Александра II, за отличия под Плевной произведен в генерал-майоры с зачислением в свиту Его Величества. В отставку вышел в 1888 г. генерал-лейтенантом. 

О подвиге Щеголевской батареи напоминают помещенные в экспозиции 3-пуд. чугунное ядро с высеченной золотом надписью: «Страстная суббота 10 апреля 1854 года г. Одесса» и литография Лилье «Подвиг батареи прапорщика Щеголева», где можно увидеть портреты героев — георгиевских кавалеров.

В начале сентября англо-франко-турецкие войска высадились в Крыму близ Евпатории. 8 сентября попытавшиеся им противостоять русские войска были разбиты в сражении на реке Альма. Литография «Атака в бою на реке Альма» представлена в зале.

Войска союзников устремились к Севастополю. Уже 10 сентября закипела работа по подготовке города к обороне, которую возглавили вице-адмирал Владимир Алексеевич Корнилов (1806–1854) и инженер-полковник Эдуард Иванович Тотлебен (1818–1884). В тот же день, чтобы предотвратить проникновение неприятельских кораблей на Севастопольский рейд, началось затопление кораблей Черноморского флота. Для прикрытия города с суши было сооружено 7 бастионов, в строительстве которых принимали участие все, включая жителей. К 5 октября работы были закончены.13 сентября 1854 г. началась Севастопольская эпопея. 5 октября противник принялся бомбардировать Севастополь. За 349 дней обороны было произведено 6 массированных бомбардировок. Защитники Севастополя стояли насмерть, отбив несколько вражеских штурмов, однако силы были неравными. 27 августа 1855 г., после трехдневной бомбардировки, противник захватил Малахов курган. В ночь на 28 августа русские войска оставили Севастополь, оборона которого стала символом мужества и героизма русских солдат и матросов.

В центре экспозиции помещена модель горельефа «На Корниловском бастионе» скульптора Н. Томского. Горельеф представляет собой фрагмент цоколя памятника П.С.Нахимову в Севастополе. Под горельефом представлен рельефный план обороны Севастополя. На стене у окна помещен рисунок художников Р. Фридмана и М. Брусиловского, посвященный героическим действиям артиллеристов 3-й и 5-й легких батарей 11-й артиллерийской бригады, сыгравших выдающуюся роль в отражении атаки противника на первый и второй бастионы 26 мая 1855 г. В 11-й артиллерийской бригаде в чине поручика служил молодой писатель граф Лев Николаевич Толстой (1828–1910), фотопортрет которого представлен в одной из витрин. В экспозиции помещены портреты севастопольских героев — Афанасия Елисеева, Петра Кошки, Арсения Рыбакова, Василия Кочкарева, лейтенанта Д. Н. Брылкина. В витринах можно видеть также медали и знаки отличия на головные уборы, связанные с событиями Крымской войны, наградное и трофейное оружие. Особый интерес представляет фотография ветеранов Севастопольской обороны, встретившихся при открытии памятника П. С. Нахимову в Севастополе 5 октября 1895 г.

Завершает экспозицию зала модель памятника артиллеристам, павшим в дни героической обороны Севастополя. Его намечалось установить в 50-летнюю годовщину начала обороны, но этому помешала шедшая тогда русско-японская война.

Крымская война стала последней, в которой приняла участие русская гладкостенная дульнозарядная артиллерия. Наступала эпоха нарезных орудий.

спасибо авторам с сайта artillery-museum.ru 

Яркий подарок эффектный подарок запоминающийся подарок достойный подарок солидный подарок генеральский подарок адмиральский подарок роскошный подарок шикарный подарок стоящий подарок настоящий подарок фееричный подарок замечательный подарок эксклюзивный подарок волшебный подарок чудесный подарок запоминающийся подарок президентский подарок  директорский подарок незабываемый подарок дорогой подарок богатый подарок винтажный подарок старинный подарок антикварный подарок раритетный подарок вип подарок vip подарок министерский подарок маршальский подарок королевский подарок  интересный подарок необычный подарок