Поддельные монеты и гальванокопии. Относится и к медялям.

Поддельные монеты и гальванокопии


Подделки русских монет XVIII — начала XX в. следует различать прежде всего по их назначению, хотя во всех случаях они служили только целям обмана и легкой наживы.

Первая категория подделок предназначалась для выпуска в обраще­ние, а прибыль от их реализации получалась в результате присвоения фальшивомонетчиками дохода от эксплуатации монетной регалии, яв­лявшегося монопольной собственностью государства и заключавшегося в разности между ценой изготовления монеты и ее нарицательной ценой. В ряде случаев эта разность увеличивалась фальшивомонетчиками пу­тем уменьшения содержания драгоценного металла в золотых и серебря­ных подделках (за счет уменьшения их лигатурной массы или снижения пробы сплава), а то и путем замены драгоценных металлов медью, брон­зой или свинцово-оловянным сплавом с нанесением на подделку маски­рующего покрытия соответствующего цвета [Обычно покрытие это в процессе обращения монеты быстро стиралось].

Подделки первой категории обязательно тиражировались, а потому изготавливались либо чеканкой фальшивыми штемпелями (рис. 1) [На всех иллюстрациях, помещенных в настоящем очерке, приведены лишь образцы подделок того или иного вида], либо отливкой в формы (рис. 2). В качестве моделей при изготовлении форм для отливки подделок первой категории всегда использовались орди­нарные подлинные монеты. Известны также массовые случаи изготовления фальшивых 5-рублевиков 1886 — 1894 гг. из 25-копеечников тех же годов путем примитивной перегравировки обозначения номинала с последующим нанесением на подделку позолоты (рис. 3).

Поддельные монеты для обращения не только фабриковались фальши­вомонетчиками, но иногда чеканились и на государственных монетных дворах. Так, на иностранных монетных дворах чеканились поддельные мед­ные русские монеты образца 1718 — 1730 гг. 40-рублевой монетной стопы (рис. 4 и 5) и медные пятаки по образцу пятаков Екатерины II (рис. 6), а на Петербургском монетном дворе чеканились поддельные нидерландские дукаты (рис. 7) и турецкие куруши (рис. 8).

Все поддельные монеты, изготовленные для выпуска в обращение, являются полноценными объектами нумизматического исследования, поскольку в большинстве случаев они играли в свое время заметную роль в экономике той или иной страны.

Несколько особняком стоят поддельные 10-рублевики Николая II, отчеканенные за рубежом в золоте штемпелями, изготовленными с использованием подлинных маточников, видимо вывезенных из Рос­сии [Аналогичные штемпеля имелись в распоряжении и русских фальшивомонетчиков, фаб­риковавших позолоченные медные 10-рублевики Николая П. По сравнению с подлин­ными монетами, эти подделки имели увеличенную толщину, благодаря чему их масса была близка к нормативной (плотность меди меньше плотности золота)]. По лигатурной массе и пробе золота эти поддельные 10-рублевики полностью соответствуют аналогичным подлинным монетам, а смысл их фабрикации заключается в том, что при нелегальной торговле золотом переработка "сырого" золота в хорошо выполненные подделки монет обеспечивает меньшую степень риска и ответственности, да и большую прибыль. Интересно отметить, что среди этих подделок имеется 10-рублевик 1895 г. (рис. 9), в подлиннике не существовавший.

Вторая категория подделок предназначалась исключительно для обмана коллекционеров. Эти подделки имеют принципиальные раз­личия в зависимости от времени их изготовления.

В подавляющем большинстве случаев фальсификаторы, фабрико­вавшие подделки для коллекционеров во второй половине XIX — на­чале XX в., имея убогое техническое оснащение и не обладая профес­сиональными навыками в резьбе по металлу, могли изготавливать лишь довольно примитивные подделки, отличавшиеся, впрочем, большим разнообразием технических приемов фальсификации. Чаще всего встречаются подделки, изготовленные такими способами, кото­рые обеспечивали тиражирование продукции: это отливка в формы и чеканка фальшивыми штемпелями (или надчеканка подлинных мо­нет фальшивыми клеймами).

Не менее массовой продукцией являлись также подделки, изготов­ленные хотя и индивидуально, но весьма простым способом — "дора­боткой" подлинных монет. А наименее распространенные подделки, изготовленные — в единственном экземпляре каждая — путем вырезания вручную всех элементов оформления одной или обеих сторон монеты.

Примитивная отливка подделок производилась в формы, получав­шиеся чаще всего оттисками моделей, скопированных (в меру умения того или иного фальсификатора) с изображений подлинных монет (рис. 10). Именно так изготовлены бронзовые подделки медных "сестрорецких" рублей [Бронза использовалась вместо меди при отливке подделок вследствие того, что темпе­ратура ее плавления примерно на 180°С ниже, чем у меди] (рис. 11) и медных квадратных плат (рис. 12) [Отливка поддельных плат производилась в открытые формы, вследствие чего литейные раковины образовывались только на оборотной (верхней) стороне подделок. На рис.12 изображена лицевая сторона, находившаяся при отливке внизу и потому не имеющая раковин]. Значительно реже литейные формы получались оттиском подлинных монет (рис. 13) [Подделка, представленная на рис.13, не имеет литейных раковин вследствие того, что для ее изготовления был использован легкоплавкий металл (скорее всего, свинцово-оловянный сплав)] или новоделов.

Фальшивые монетные штемпеля, использовавшиеся для чеканки подделок, адресованных коллекционерам, либо подражали штемпе­лям подлинных монет, либо были воплощением фантазии их безгра­мотных изготовителей. Обычно фальшивые штемпеля вырезались вручную, а иногда производилось травление кислотой с последующей подгравировкой. Подделки, оттиснутые штемпелями-подражаниями (рис. 14), опознаются по многочисленным неточностям воспроизведе­ния штемпеля подлинной монеты, а фантастические подделки (рис. 15) легко определяются при пользовании каталогами (но только не тор­говыми каталогами Петрова, Мигунова, Трапезникова, Любомудро-ва, Павлова и пр.). Чеканку поддельных монет, предназначавшихся для обмана коллекционеров, осуществляли не только отдельные фальсификаторы: например, в Казани этим занималась целая мастер­ская. Ее продукция (главным образом медные квадратные рубли) от­личается характерным рисунком гербового орла. На рис. 16 представ­лена довольно редкая подделка казанской работы — это фантастическое подобие "сестрорецкого" рубля, изготовленное оттиском на толстом медном кружке фальшивых штемпелей, использовавшихся при чеканке поддельных рублевых плат (углового штемпеля с орлом и центрального штемпеля с обозначением номинала, даты и монетного двора).

Аналогично штемпелям, использовавшимся для чеканки поддель­ных монет, подразделяются и фальшивые клейма, которые оттиски­вались на подлинных монетах: либо это были клейма-подражания (рис. 17), либо фантастические клейма (рис. 18).

"Доработка" подлинных монет производилась прежде всего для то­го, чтобы обычную монету превратить в редкую или фантастическую. С этой целью выполнялась перегравировка последней цифры даты (рис. 19) [Представленная на рис.19 перегравировка в дате цифры "2" на ноль выполнена с наплавкой меди на объект перегравировки] или обозначения монетного двора (например, обозначе­ние Екатеринбургского двора "ЕМ" переделывалось на "КМ"), либо полностью срезались обозначения монетного двора, знаки минцмейстеров или декоративные детали (на рис. 20 представлен русско-польский грош стандартного образца со срезанным венком на ревер­се). "Дорабатывались" сильно потертые или поврежденные подлин­ные и новодельные монеты с целью придания им "товарного" вида: подгравировывались стертые изображения и надписи, сглаживались забоины, заделывались пробитые в монетах отверстия, вручную на­носилась гуртовая насечка (зачастую вместо стертой гуртовой надпи­си) и т. д. Такая варварская "реставрация" обычно несколько улуч­шала общий вид монеты, но безвозвратно превращала ее в самую на­стоящую подделку.

Последний вид подделок второй категории — это довольно редко встречающиеся, крайне трудоемкие подделки, на которых все изо­бражения и надписи вырезались вручную, хотя нередко применялось и травление кислотой [Если травленная кислотой подделка не подвергалась подгравировке, то она имела на­столько неправдоподобный вид, что могла обмануть лишь самых несведущих собирате­лей]. Такая подделка могла быть изготовлена из гладкого кружка (рис. 21), и тогда вручную вырезались обе стороны монеты и наносилось гуртовое оформление. Если же в качестве заго­товки использовалась какая-нибудь ординарная подлинная монета, то имевшиеся на одной из ее сторон изображения и надписи спилива­лись и вместо них вырезались новые; в результате одна из сторон та­кой подделки (рис. 22) [Для изготовления подделки, представленной на рис. 22, была использована подлинная денга образца 1730 г.] оказывалась подлинной, так же как и ее гур­товое оформление.

Подделки для обмана коллекционеров, изготовленные не позднее первой половины XX в., либо копировали очень редкие подлинные монеты, либо представляли собой нечто совершенно фантастическое, поскольку только солидная выручка от продажи подобных "рарите­тов" могла компенсировать те значительные усилия и большое время, которые приходилось затрачивать фальсификаторам на их изготовле­ние. В то же время эти подделки, изготовленные сравнительно при­митивными способами, находили сбыт главным образом среди недо­статочно опытных коллекционеров.

Современные достижения в разработке принципиально новых ви­дов промышленного оборудования привели в последнее время к тако­му побочному результату, как резкое повышение качества изготовле­ния поддельных русских монет. Теперь подделки, предназначенные для обмана коллекционеров, только чеканятся, а фальшивые штемпе­ля для их чеканки и гуртильный инструмент изготавливаются на са­мом высоком техническом уровне, поскольку сейчас в роли фальсификаторов выступают не кустари-одиночки или кустарные мастер­ские, а рабочие и лица инженерно-технического персонала промыш­ленных предприятий, имеющие доступ к новейшей технике и неле­гально использующие ее в корыстных целях.

Небывало высокое качество современных подделок вызвало некую деформацию в отношении к ним коллекционеров-любителей: вроде бы к этим, очень похожим на подлинные монеты изделиям не совсем применимо их настоящее название — подделки, фальшивки, а пото­му, к большому удовольствию фальсификаторов, появляются такие "приличные" наименования этих подделок, как "копии" и даже "со­временные новоделы".

Но никакие новые ярлыки не должны вводить в заблуждение кол­лекционеров относительно подлинной сущности этой продукции со­временных мошенников от нумизматики. Тем не менее доставать подлин­ные монеты рядовым коллекционерам-любителям день ото дня ста­новится все труднее, а потому неизбежно возникает вопрос о допу­стимости включения в нумизматические коллекции современных вы­сококачественных "копий" подобно тому, как любители живописи включают в свои собрания репродукции картин старых мастеров. Но нумизматику интересуют в первую очередь не столько художественные достоинства оформления монеты, сколько экономические и политиче­ские предпосылки этого оформления, а также чисто технические ха­рактеристики монеты: ее масса, состав металла, место, время и техни­ка изготовления и т. п. Следовательно, нумизматика всегда предпола­гает комплексное изучение монеты как исторического памятника, и вполне очевидно, что использовать для этого подделку (как, впро­чем, и новодел) совершенно бессмысленно. А коллекционировать мо­неты и не пытаться хоть в какой-то мере приобщиться к нумизматике столь же противоестественно, как, например, коллекционировать книги только ради их красивых переплетов и не пытаться ознако­миться с их содержанием. Поэтому совершенно недопустимо заме­щать в нумизматической коллекции недостающие монеты любыми подделками, даже весьма похожими на подлинные монеты.

Правда, многие музейные нумизматические собрания включают в себя подборки подделок, не только изготовленных для выпуска в об­ращение, но и адресованных коллекционерам. Однако эти подборки, как и подборки новоделов, формируются лишь в качестве пособий, помогающих выявлять подделки и исключать их из основных разде­лов коллекции, а также в качестве материалов, имеющих отношение к истории любительского коллекционирования.

Кроме высокого качества современных коллекционных подделок, следует отметить еще одну их особенность, которая обусловлена, с одной стороны, сравнительной простотой их изготовления с помощью современных технических средств, а с другой — возросшими трудностями в приобретении подлинных коллекционных монет: это расширение перечня объектов фальсификации. В отличие от фальси­фикаторов старой формации, современные фальсификаторы фабри­куют не только подражания редким подлинным монетам и фантасти­ческие подделки (рис. 23) На рис. 23 представлен фантастический поддельный тинф, изображающий несуществу­ющую разновидность уникального тинфа 1707 г., представленного на рис. 24 (у под­делки дата на реверсе расположена слева от орла, тогда как у подлинника она распо­ложена под орлом). Не исключено, что эта подделка изготовлена за рубежом, но и подделки, копирующие вполне обычные монеты.

Появление высококачественных подделок русских монет импера­торского периода наносит очень серьезный ущерб любительскому коллекционированию. Дело в том, что многие из этих подделок до­статочно трудно отличить по внешнему виду от подлинников, вслед­ствие чего и многоопытные коллекционеры, не имеющие никакого желания собирать фальшивые "копии", иной раз все же становятся невольными их обладателями. Признаки, по которым можно опоз­нать даже самые лучшие подделки, конечно же, существуют, однако широковещательное оглашение этих признаков может сослужить службу скорее фальсификаторам, нежели коллекционерам. Поэтому можно лишь посоветовать владельцам частных нумизматических коллекций своими силами накапливать совершенно необходимый им опыт выявления подделок. В порядке ознакомления с существом этой задачи читателям предлагается самостоятельно обнаружить признаки, по которым можно отличить поддельный рубль 1714 г. (рис. 25) от подлин­ной монеты (рис. 26).

Иногда в роли подделок используются гальванокопии монет, мода на коллекционирование которых существовала среди русских собира­телей прошлого столетия. Обычно такие копии снимались с редких подлинных монет, а иногда и с редких новоделов.

Изготавливались гальванокопии следующим способом. На оттиски лицевой и оборотной стороны копируемой монеты, изготовленные из гипса (с последующей проваркой их в воске) или из пластмассы, на­носился токопроводящий слой, а на него путем электролиза осажда­лась медь. Полученные таким образом пластины, точно повторяющие рельеф аверса и реверса монеты и имеющие закраины, соответствую­щие части гурта, подгонялись одна к другой и соединялись пайкой по закраинам так, чтобы расстояние между ними соответствовало тол­щине копируемой монеты. Гальванокопии "сестрорецкого" рубля и некоторых особо редких монет изготавливались из трех частей: кроме пластин аверса и реверса, по оттиску на пластмассе тем же способом изготавливалась лента, копировавшая развертку гурта монеты; лента сворачивалась в кольцо и впаивалась между пластинами. Иногда вме­сто ленты, воспроизводившей подлинный гурт монеты, между пласти­нами аверса и реверса впаивалась лента с каким-нибудь произвольно выбранным узором или насечкой (такая гальванокопия представлена на рис. 27).

Обычно гальванокопии имеют следующие особенности по сравне­нию с подлинными монетами:

_ достаточно отчетливо просматриваются места спайки пластин по закраинам или с лентой, образующей гурт;

_звон, присущий монолитной монете, у гальванокопии, как пра­вило, отсутствует;

_пластины аверса и реверса при нажатии на них заметно прогиба­ются;

_масса гальванокопии значительно меньше нормальной массы копируемой монеты.

Нередко принимался ряд мер, существенно улучшавших качество гальванокопий. Так, например, масса гальванокопии подгонялась под массу копируемой монеты путем помещения между пластинами како­го-либо наполнителя, который одновременно исключал прогиб пла­стин при нажатии и мог придать гальванокопии некоторое подобие звона. Гальванокопии серебряных и золотых монет, изготовленные из меди, обычно после их окончательной сборки серебрились или зо­лотились, чем попутно маскировались места спайки, а иногда для лучшей маскировки этих мест на гурт гальванокопии надевалось с на­тягом металлическое кольцо с гуртовой насечкой, узором или над­писью. Подобные улучшения делали гальванокопии трудноотличи­мыми от подлинных монет и позволяли выдавать некоторые из них за подлинники с целью обмана коллекционеров.

Иногда осаждение металла на гипсовые или пластмассовые оттиски продолжалось до тех пор, пока толщина каждой пластины не достига­ла половина толщины копируемой монеты, после чего такие пласти­ны соединялись пайкой не по линии соприкосновения закраин, а по всей площади соприкосновения их тыльной стороны. Длительным осаждением меди было изготовлено некоторое количество монолит­ных гальванокопий односторонних монет — квадратных плат.

Использование гальванокопий в интересах нумизматики чрезвы­чайно ограничено: в некоторых случаях они могут найти применение как муляжи для оформления музейных экспозиций, особенно если возникла необходимость продемонстрировать для всеобщего обозре­ния внешний вид монет большой исторической ценности.

                           
Узденников В.В. Монеты России XVII - начала XX века. Поддельные монеты и гальванокопии.
Поддельные монеты и гальванокопии
Обычно гальванокопии имеют следующие особенности по сравне­нию с подлинными монетами:
Поддельные монеты и гальванокопии
                                 
Чеканку поддельных монет, предназначавшихся для обмана коллекционеров, осуществляли не только отдельные фальсификаторы:
Поддельные монеты и гальванокопии
масса гальванокопии значительно меньше нормальной массы копируемой монеты.
Поддельные монеты и гальванокопии