В.Г. фон Рихтер Русская медалистика в 2х томах

1-е и единственное изд-е. Тираж 1000. Ценнейший фундаментальный иллюстрированный справочно-библиографический труд по военной медалистике. Для коллекционеров, славистов, историков, библиографов. Уникальные материалы. Редкость (Савин №362). Париж Военно-историческая библиотека № 17. Военная быль. 1972г. 628с.,илл. Твердый издательский переплет, Увеличенный формат. 

Один из самых востребованных капит.трудов по русской военной медалистике. С о д е р ж а н и е (сокращено): Библиографический список трудов В.Г. фон Рихтера по военной медалистике и истории. Основания русской военной медалистики: Русская военная медалистика. Русская медалистика от Петра I до 1839г. Русская медалистика с 1839г. до революции. Медали Императора Петра I. Медали Императрицы Елизаветы Петровны и Екатерины II. Медали императоров Павла I и Александра I. Медали Императоров Николая I и Александра II. Медали Балканских государств за войну 1877-1878гг. Медали Императоров Александра III и Николая II. Несколько нумизматических памятников Семилетней войны. Нумизматические памятники Восточной войны 1853-1856гг.: Россия. Настольные медали. Наградные медали и знаки. Медальная `Rossica` Восточной войны 1853-1856гг. Статьи по частным вопросам русской военной медалистики: Нагрудные медали за победу при Гангуте 24 июля 1714г. Медали 1739-1839гг. Особые отличия за Очаков, Измаил, Прагу, Прейсиш-Эйлау и Базарджик. Медаль За Чесму 1770г. Кульмский крест. Три русские экзотические медали. Уголок коллекционера. Заметки по русской медалистике: Медальные курьезы войны 1904-1905гг. Медали кадетских корпусов в царствование императрицы Екатерины II. Зимний дворец-Эрмитаж. Судьба Великокняжеской нумизматической коллекции. Заметки медалиста: Письма и бумаги Императора Петра Великого. Десять медалей из коллекции Великого Князя Георгия Михайловича и капитана И. Гамильтона. О медали в память `К.Р.` Специальные медали для прусских 6-го кирасирского Императора Николая I и 1-го гвардейского гренадерского Императора Александра I полков. Орден св.Георгия. Неизданные русские медали. Медицина в нумизматике. Британские и иностранные медали... Статьи и заметки по частным вопросам военной истории: Поместная конница Руси. Чугуевцы. Орешковские казаки. Лейб-компанцы. Серебряные трубы за взятие Берлина в 1760г. Английский фаянц 1812-1813гг. с русскими изображениями. Портрет Императора Константина I Всероссийского. Каска русского образца. Лубочные картинки Восточной войны 1853-1856гг. Как Европа знакомилась с Московией. Изюмский изборник. Гусарские полки. К столетию польского восстания 1863г. К столетию русской земской почтовой марки. Лондон и столетие Крымской войны. Библиофилы. Выставка `Русское искусство и жизнь`. К десятилетию Нумизматического Музея Государственного Монетного Двора в Варшаве. Дело полковника Мясоедова. С сибирскими стрелками. Исторические сведения, отысканные и извлеченные В.Г. фон Рихтер, напечатанные в различных повременных изданиях: Императорский сухопутный шляхетный кадетский корпус. К 225-й годовщине основания Первого кадетского корпуса. Особый знак отличия. Офицеры из школы штык-юнкера. Елисаветградское кавалерийское училище. Почтовые карточки нашим военнопленным, войны 1914-1917гг. в Германии. Там, где я начал службу офицером в 1908г. О введении отдания чести. Как зародилась наша военная литература. Из былей старого Петербурга. 

 

Рихтер В.Г. Русская медалистика от Петра 1 до 1839 года.

Доклад В. Г. Фон Рихтера, Лондон 21 июля 1954 г.

Часть 1. Русская медалистика от Петра 1 до 1839 года.

Милостивые Государыни и Государи!

Одной из отраслей археологии является нумизматика, изучающая монеты и медали. Но Археологические Институты преподают знание только о давнопрошедших временах и их произведениях искусств. О тех же медалях, о которых будет разговор сегодня, ни один археолог вам ничего не скажет (в чем я не раз убеждался), надо родиться коллекционером. Сызмальства коллекционируются перышки и почтовые марки, потом птичьи яйца или кремневые наконечники каменного века, исподволь является навык к специальным научным трудам, и когда такой человек сформируется, он избирает какую-либо специальность, которой и отдает свободную часть жизни.

Об этих медалях, которые вы видите перед собою, о более ранних из них, но не обо всех, можно кое-что прочесть в немногих, давно ставших библиографическими редкостями, печатных источниках; о более поздних, а в данном случае — о всех медалях, появившихся после 1910, документация, если она есть, разбросана повсюду, т. е. в газетах, журналах, мемуарах, сводках приказов и т. п. Взять хотя бы серию отличий наших Добровольческих — белых армий эпохи гражданской войны?!... Печатных источников очень мало, надо много работать, надо запастись долгим опытом и надо быть общительным, дабы результаты стали известны более широким кругам общественности, а общественность, стоящая на известном уровне культуры, должна проявлять интерес к памятникам своего прошлого, иметь вкус к истории, «самому аристократическому из всех вкусов», по определению Ренана; он говорит об аристократии духа. А Лесков, в «Соборянах», уговаривает: «Живите, государи мои — люди русские, в ладу со своею старою сказкою. Чудная вещь — старая сказка! Горе тому, у кого ее не будет... под старость.... » А эти медали с изображениями Великих Петра I и Екатерины II, медали, которые были пожалованы за Гангутскую или Чесменскую морские победы, медали, украшавшие грудь ваших предков за штурм Измаила или взятие Парижа, — разве это не олицетворения лесковских старых сказок — былей во всей красоте и величии ?! Медали бывают настольные и для ношения, для чего последние чеканятся с ушками (а до 1770 г. ушки припаивались). Данная тема — «Русская военная медалистика» касается только медалей для ношения, появившихся в России в конце «Царского периода» ее истории, в самом конце XVII века. На заре Русского Государства, на протяжении всего «Княжеского» периода ее истории боевым отличием была «Гривна», золотой обруч и, по-моему, носилась гривна не на шее, а вокруг головы, придерживая и волосы, «гриву ».

В наших древнейших летописях не раз встречаются указания о возложении золотых гривен; для примера приведу следующую цитату из Русской летописи по Никоновскому списку: « В лето 6508 (т. е. 1000-ый год нашей эры) прийде Володарь со Половцы к Киеву. И изыде нощию во сретение им Александр Попович, — и Володаря и брата его и иных множество Половец изби. И се слышав Володимер (Великий Князь) возрадовася зело и возложи нань гривну злату». Во время «Царского » периода нашей истории награждали, между прочим, и «золотыми» (т. е. монетами отечественной или иностранной чеканки), которые нашивались или на головные уборы, или на рукава кафтанов; для примера — вот цитата из Разрядной книги 1577 г. о боевых отличиях Царя Ивана Грозного за Ливонский поход: «И Государь за ту службу пожаловал дворянам государевым по золотой Новгородке, а иным по Московке золотой, а иным позолоченной».

Более чем за 100 лет ранее прочих европейских монархов Царь Петр I изобретает и вводит новый вид боевых отличий, весьма демократический, а именно — наградные, специально чеканенные медали для рядовых бойцов, солдат и матросов, и для офицеров — в память одержанных побед и завоеваний. Но... какие из этих медалей действительно носились, этот вопрос еще не совсем выяснен, ибо соответственных документов для некоторых медалей не обнаружено или их вовсе не было. Когда началось в России систематическое изучение родной военной медалистики? Поздно, только в конце прошлого века.

В 1910 г. л. гв. Преображенского полка капитан Козакевич в докладах изложил очерк развития таких медалей в «Разряде Полковых и Корабельных Историй» (эти доклады читались в «Собрании Армии и Флота» в Петербурге) и экспонировал свою коллекцию, собранную в течение 21 года. Рецензент этого очерка пишет: «Слабее разработан до елизаветинский период»... А напечатанный Козакевичем список наградных медалей, при каталоге Смирнова 1908 г., начинается только с 1759 г. и в нем много пропусков. Мы, эмигранты, внесли в эту отрасль науки значительные дополнения благодаря тому, что заграницей начали собирать медали гораздо раньше, и мы, эмигранты, исподволь выудили все, что было возможно, создав наиболее полные собрания. Невольно надо говорить о себе, ибо я один остался в живых из так называемой «старой гвардии» собирателей и исследователей наших медалей. Останавливаюсь на этом потому, что редкие обозре­ватели моего собрания чаще всего задают вопрос: «Где вы все это достали?»

Начатки моего собирательства целиком остались в Петербурге в 1918 г., второе собрание медалей в 2,5 тыс. экземпляров невольно брошено в Польше в 1939 г., и лишь 200 штук из этого собрания после долгих мытарств вернулись ко мне в Англию в 1946 г. История «чемоданчика», пролог которой описан покойным писателем Осоргиным в « Последних Новостях » в № от 13 апреля 1940 г.

С 1940 г. здесь, в Англии, и при участии нескольких других русских собирателей более молодых, чем я, по всем частям света, русские коллекции впитали в себя все, что попадалось на иностранных «рынках». Кстати припомню, что все государственные, публичные музеи, особенно в России, создавались покупкой или пожертвованием коллекций, собранных частными лицами, поэтому нужно отдать должное этим, часто уже забытым инициаторам.

Перед вами две с половиной сотни медалей небольшой, частной моей коллекции, иллюстрирующие данный доклад. Прикреплены медали под этикетками оборотными сторонами так, чтобы желающие могли видеть и лицевые стороны завернув медаль кверху. Прошу это сделать без стеснения во время перерыва, или после доклада, задавая мне вопросы, на которые я отвечу по мере моих знаний. Все орденские ленты (боевые) и их комбинации представлены на отдельной таблице. Вы видите здесь медали не только русские, но и иностранные, имеющие отношение к нашей военной истории, т. е. « Rossica ». Изучение «Rossica » начал я с того момента, когда прочел в нумизматическом журнале, называемом «Старая монета» — объявление в № 7 этого журнала за 1910 г. следующего содержания : «Желаю купить медали, английские, француз ские и сардинские, за Крымскую войну 1854 г.». Предложение адресовать в Севастополь в музей и т. д.

Первые представленные здесь медали принадлежат к серии Петровской. Как видите, — они часто без ушков, ибо чеканка наградных для ношения медалей с ушками началась у нас с Чесменской медали 1770 года. До этого медали чеканились без ушков и только И-ца Екатерина II в своих указах говорит об их ношении. До нее медали выдавались как наградные золотые червонцы или серебряные рубли. Как немцы называют, — Ehrenrubeln и Siegerrubeln. Есть указа ние, что при открытии памятника Петру Великому И-ца Екатерина II приказала Петровским ветеранам надеть на себя выданные им когда-то медали, следовательно к ним надо было припаять ушки.

В ряде статей, печатаемых автором этого доклада в парижском журнале «Военная Быль», проводится идея, что Петр I награждал своих бойцов за военные подвиги медалями только с русскими надписями, и эти надписи на оборот ных сторонах являются наилучшим доказательством их назначения.

Мы пришли к заключению, что Царь Петр I отметил выдачей наградных медалей разных диаметров 18 военных эпизодов своего блестящего царствования и общее число таких медалей достигает цифры минимум 38. Повторяем: мы основываемся преимущественно только на наружных признаках медалей, ибо документов нам не хватает. Кроме специалистов-исследователей, как Ю. Б. Иверсен, мы получили большую помощь с совершенно, казалось бы, неожиданной стороны, а именно — благодаря отметкам А-дра Серг. Пушкина, когда он получил Высочайшее позволение на доступ к государственным архивам для подготовки материалов к недоконченной им «Истории Петра». Так, например, говоря о взятии Шлиссельбурга 21 октября 1702 г., Пушкин отмечает: «Всем офицерам — золотые медали, солдатам всем — серебряные». И две такие серебряные медали (из коих одна является «неизданной », т. е. неизвестной в русской нумизматической литературе) действительно находятся в коллекции Гринического National Maritime Museum , среди многих других специально морских медалей. Тот же Пушкин отметил, что после взятия Нарвы в 1704 г. медали были розданы чиновным людям, бывшим при осаде, но никто из нас, эмигрантов, еще не видел этих медалей в золоте или серебре с русской надписью: «Не лестию но оружием с помощью Вышнего приемлена»; на то же самое указывается и после взятия Выборга в 1710 г., но источники Пушкина не указаны.

Итак, представленные вам здесь некоторые петровские наградные медали суть следующие :

а) Две золотые офицерские за победный, чисто кавале рийский бой под Калишем в 1706 г. Эти медали — уникаты, из коллекции выдающегося нумизмата, покойного Великого Кн. Георгия Михайловича. Третья же, серебряная, долгое время считалась солдатской медалью, на самом же деле это лишь позднейшая, эпохи Е. II, копия с золотой медали, укра шенной бриллиантами и пожалованной кн. Меншикову, выи гравшему тогда победу над соединенными шведско-польскими войсками. Сохранилась она в Императорском Эрмитаже. Надпись гласит: «За верность и мужество 1706 г.». Возможно, что и эти маленькие медали еще нашивались...

Затем висит одна из наградных медалей за славный бой при Лесной в 1708 г. На ней надпись: «Достойному — достой ное за Левенгауптскую баталию». В истории л. гв. Преображенского полка, издания 1883 г., указано: «Награждены серебряными медалями: обер-офицеров 39, сержантов, кап­тенармусов и капралов 88». В Московской Оружейной Палате хранилась одна золотая за это же сражение.

Следующие две выданы Царем «За Полтавскую баталию 1709 г.». Об этих медалях упоминается в нескольких источниках, между прочим и в «Журнале Петра Вел.», а именно: «Всех штатных и обер-офицеров жаловал Государь портреты с алмазы и медалями по достоинству их чинов, а солдатам — медали серебряные». Как видите, на офицерских медалях изображен кавалерийский бой, а на солдатских — пехотный.

Седьмой висит одна из наградных медалей за знаменитую Гангутскую морскую победу 1714 г. с надписью: «Прилежание и верность превосходит сильно 1714 г.» Подобный второй экземпляр я видел в том же Гринвическом морском музее.

 Ту же надпись видите на следующей медали, выданной Царем Петром морякам за взятие 3 шведских фрегатов 24 мая 1719 г., она тоже серебряная матросская; о награждении офицеров золотыми медалями сохранился указ Царя Петра от 20 июня 1719 г., данный на имя президента монетной канцелярии, следующего содержания: « Господин Президент, по получении сего отпишите в Москву, дабы на монетном дворе немедленно сделали золотые монеты  для раздачи морским офицерам, которые взяли 3 шведских военных корабля мая в 24-й день сего 1719 г., а именно числом всех 64 разных сортов, и велите сделать на одной стороне баталию морскую, а на другой — обыкновенную нашу персону». Такой экземпляр хранится в Москов. Оруж. Палате.

Рядом висит похожая на две предыдущие морские медали, но уже с исправленной надписью, а именно: «Прилежание и верность превосходит силу, (а не сильно) при Гренгаме 7 июля 1720 г.». Выдана она была за взятие 4 шведских фрегатов.

Последней петровской является одна из наградных за Ништадтский мир, заключенный в 1721 г. со Швецией, чем закончилась Северная война, длившаяся 21 год. На ней надпись гласит: « Союзом мира связуемы. В Нейсшате по потопе Северные войны».

Петровские наградные медали носились на шее и на цепях.

До воцарения Екатерины II , при которой награждение медалями приняло размеры петровской эпохи, нам известны лишь две, представленные здесь медали, а именно: наградной рубль в память заключения мира со Швецией при Императри­ це Елизавете Петровне, в Або 7 августа 1743 г., который иногда встречается с припаянным ушком. О награждении всех участников войны 1741-1742 медалью есть указание в карцевской истории л. гв. Семен, полка изд. 1854 г., но эта ли?

Следующая наградная медаль за победу при Кунерсдорфе, около Франкфурта на Одере, когда Салтыков наголову разбил знаменитые войска Фридриха Великого. По этому поводу Императрица Елисавета дала следующий именной указ Сенату от 11 августа 1760 г.: «Как прошлого лета ,а именно в 1-й день Августа, одержана оружием Ее Императорского Вели­ чества над королем прусским под Франкфуртом такая славная и знаменитая победа, каковым в новейшие времена почти примеров нет — то Ее Императорское Величество, на память сего великого дня, в отличность имевшим в нем участие, пове лела сделать приличную сему происшествию медаль и раздать бывшим в той баталии солдатам. В случае недостатка серебра рублевики употреблены быть могут». И действительно — большинство этих медалей были перечеканены из рублевиков. Носились они на ленте ордена Св. Андрея Первозванного (т.е. на голубой, и ушки еще припаивались).

А в «Русском Инвалиде» за 1836 г. в некрологе умершего в Курляндии отставного майора Орденск. кирас, полка фон Клопмана указано, что у него была золотая медаль за эту победу, на Андреевской ленте. Неизвестно, все ли офицеры или только наиболее отличавшиеся получали золотые медали. Салтыков, конечно, получил золотую, — это достоверно.

Тут уместно будет упомянуть, что вследствие круглой формы большинства наших наградных медалей (как видите, — были и овальные и 8-угольные), и безграмотности большин ства населения, у наградных медалей отпиливались ушки, и они шли в обращение наравне с ходячей монетой. Это явление я наблюдал еще до последнего времени. Поэтому наградные медали с отпиленными ушками часто встречаются в плохой сохранности.

Серия медалей царствования Императрицы Екатерины Великой открывается двумя большими экземплярами с «ее молодым лицом» на лицевой стороне. Первая из них озаглавлена на этикетке как медаль « неизвестного назначения », на ее оборотной стороне — лишь один вензель Императрицы. Никаких документов об этой медали нет. Вторая медаль представляет собой исключительный интерес: пожалована она в 1763 г. не Кошевому, а Кашевому атаману Запорожского войска «в знак Императорской ко всему запорожскому войску милости за их верность и усердие». Хотя фамилии атамана на медали нет, но был им тогда Григорий Федоров, прибывший в Петербург для решения пограничных споров между русским правительством и Запорожским войском. Через 13 лет, в 1776 г. Запорожская Сечь была ликвидирована и после всяких странствований запорожцы осели на Кубани в 1792 г.

Эта медаль и Платовская медаль 1774 г., висящая ниже - только две из длинной серии «Казачьих» именных медалей, которые в числе более 100 штук описаны в особом труде маститым Ю. Б. Иверсоном, изданном в 1870 г.

Первая турецкая война, длившаяся от 1768 г. до 1774 г., представлена здесь семью медалями. Открывается эта серия медалей озаглавленной в архиве С.-Петербургского Монетного Двора «На нынешний военный случай ». На оборотной стороне - изображение креста в сиянии над обрушивающимся минаретом превращенного мусульманами в мечеть храма св. Софии в Царьграде, окруженного бушующим морем. Внизу - надпись «Поборнику Православия», а вокруг изображения Им ператрицы Екатерины II на лицевой стороне, после ее титула сказано: «Заступница верным». Легко можно догадаться, что эта медаль предназначена была для раздачи восставшим грекам в связи с «Греческим прожектом» и уверенностью, царившей в Петербурге, о взятии Константинополя и учреждении Византийской Империи во главе с Константином Павло вичем. Эта медаль в проекте должна была иметь ушки.

Затем следует нигде не описанная медаль, с неизвестным до сих пор изображением Императрицы Екатерины II , работы медальера Самойлы Юдина и с выгравированной на оборотной стороне надписью «За храбрость». Допускаю несколько смелое предположение, что ввиду отдаленности фронта от столицы Главнокомандующему Фельдмаршалу гр. Румянцеву предоставлено было приказывать гравировать на обор, сторо не, за что именно выдавалась медаль : то ли « За храбрость », то ли « За службу », или за « усердную службу » и т. подобное, ибо такие медали тогда существовали, но лишь видеть их ни когда не приходилось.

Затем следует медаль за выдающуюся победу при Кагуле, в которой всецело проявил себя Румянцев. Учреждая это отличие Императрица писала, между прочим, рескрипт графу Румянцеву: « ...наипаче приметили мы, коликое военное искусство начальника, вспомоществуемое порядком и доброю волею подчиненных ему воинов, — имеют не числом, но качеством преимущества над бесчисленными толпами неустроенной сволочи!!» Ведь у Румянцева было только 17.000, а турко-татар более 150.000!

Примерно за месяц до разгрома турецко-татарской армии при Кагуле 21. VII. 1770 г. в Средиземном море 26 июня в Чесменском заливе был истреблен весь турецко-египетский флот. Учрежденная в память этой славной победы медаль имеет на обор, стороне изображение боя, а наверху лишь одно, но какого значения слово: «Был»! Под изображением надпись «Чесма 1770 года, июля 24 д.» В этой надписи на медали допущены две ошибки, что впервые автор доклада заметил и писал в журнале нашего «О-ва Любителей Русской Военной Старины», напечатанном в Париже в 1947 г. Окончательная победа при Чесме имела место 26 июня, а не 24 июля 1770 г. Потомки английского адмирала Эльфинстона, участвовавшего вместе с двумя другими английскими офицерами в Чесменском бою, до сего времени свято хранят неко торые реликвии этой победы.

Следующая, старенькая, потасканная медаль тоже доныне нигде описана не была. У ней лицевая сторона аналогична с таковыми на Кагульской и Чесменской медалях; надпись на оборотной стороне гласит: «За оказанные в войске заслуги 1771 года». В этом году осенью ген. Вейсманом, другом Суво­ рова, были произведен изумительный рейд на Добруджу, о котором в письме к Екатерине II от 8. VIII. 1773 г. Румянцев выразился следующим образом: «Кагульская победа одер жана подлинно с малым числом людей над превосходным противником. В 1771 г. в октябре месяце (ген. Вейсманом. В. Р.) разбит был он весьма знаменитее. Сияние действия сего всячески затемнено, последствием оного вдруг увидели предположения мирные в прекращении дальнейших действий». Следовательно, можно предположить, что данная медаль была пожалована в очень ограниченном количестве экземпляров некоторым нижним чинам. Вейсмановского рейда, по словам Румянцева — «затемненного».

Следующая большая медаль была пожалована именитому Матвею Ивановичу Платову, возведенному в графское досто инство в 1812 г. изумившему англичан в Лондоне через год, когда он прибыл туда с Императором Александром I (У меня есть все медали, выбитые здесь в его честь и, кроме того, 18 разных гравированных здесь же его портретов). Эту медаль старшина Войска Донского Платов получил за следующий подвиг: сопровождая большой транспорт на Кубани, около реки Калалача, с малым отрядом донцов он был атакован татарами в десять раз более многочисленными. Он долго с успехом защищался до прибытия подкреплений. Случилось это 14 апреля 1774 г. Надпись на оборотной стороне следующая : «За ревностную и усердную службу Донского войска полковнику Матвею Платову». Ни на одном из его портретов эта медаль не изображена: у графа Платова было очень много высоких орденов, как русских, так и иностранных... и медали он уже не носил.

Последняя медаль из этой серии, особой формы, ромби ческая, выдана после заключения Кучук-Кайнарджийского мира, на Георгиевской ленте всем участникам 1-й турецкой войны, надпись на оборотной стороне гласит: «Победителю. Заключен мир с Портою 10 июля 1774 г. »

Медали за 2-ю турецкую войну составляют серию из 8 штук. Первая из них выдана, в очень малом количестве, за суворовскую победу при Кинбурне 1. X . 1787 г. На лицевой стороне — единственное изображение Императрицы Екатерины II с лавровым венком на голове. Посылая эти медали Суворову, Потемкин предлагал не ему «выбрать» наиболее отличившихся, а воинские части сами должны были указать, — кому по праву эта медаль принадлежит; мысль либеральная...

Итак, прошла уже половина отведенного времени для повествования о моих любимых «детках», а коснулся я только десятой доли представленных здесь медалей! Надо говорить скачками и сократить текст еще более, даже о наиболее ранних, более редких.

Очаковская серия, кроме флотской, состоит из трех отличий, как Императрица Екатерина II утвердила в именном рескрипте, данном князю Потемкину Таврическому 14-го апре­ ля 1789 г. В нем есть три пункта, на которых надо остано виться: 1) «Всем бывшим на штурме Очаковском офицерам, которые тут не получили орденов наших Военного Святого Георгия и Святого Владимира, пожаловали мы знаки золотые для ношения в петлице на ленте с черными и желтыми полосами». Следовательно, этот абзац рескрипта вводит новый тип офицерского боевого отличия, нечто среднее между офицерским орденом и медалью, а именно — золотой знак для ношения в петлице; впоследствии, кроме Очаковского, мы встретимся еще с четырьмя такими знаками. Надо понимать эти знаки следующим образом: офицеры, бывшие на виду, имевшие «плечи», получали Георгиевские и Владимир ские ордена; а остающиеся в «тени», но не менее отличив шиеся, получали эти редкие знаки. Затем 2) — лента обоз начена цветами полос, а именно черно-желтыми (т. е. Георгиевской ленты); из этого мы заключаем, что первоначальные цвета этой ленты были на желтой (а не оранжевой) ленте — три черных полосы. Затем 3) — вводится бант к ордену св. Владимира, особое отличие, удержавшееся до последнего времени.

История следующей, овальной медали «За верность» характеризует Потемкина еще раз. Атакуя крепость Анапу 24-го марта 1790 г., генерал Бибиков потерпел полное пора жение, за что он был судим, но солдаты проявили обычную стойкость и храбрость. И, хотя поражения обыкновенно отличиями не изобилуют, Потемкин испросил у Императрицы позволение наградить только их, солдат, этой медалью.

За Измаильский штурм, разительный пример доблести Суворова и его солдат, были созданы два особых отличия: Опять золотой офицерский знак и солдатская овальная медаль. Тут должен рассказать факт, вычитанный когда-то в чьих-то мемуарах. После штурма Измаила начальник ваген бурга (т. е. обоза) заметил приближающегося в плаще солдата. Начальник, подозревая, что солдат укрывает под плащем награбленную добычу, говорит ему: «Рано, брат, ты запасся». Рядовой левой рукой развернул плащ и, показав, что у него правая рука отстрелена, — ответил: «До чужого ли мне? Посмотри: свое родное оставил». После заключения Ясского мира все нижние чины получили эту особую овальную медаль.

Следуют отличия за шведскую войну 1788-1790 гг., которую Россия вела одновременно с турецкой, и когда шведский флот был фактически истреблен победами адмиралов Грейга (под Готландом), Нассау- Зигена (под Роченсальмом), Чичагова (под Ревелем) и т. д., небольшой отряд сухопутной армии получил весьма редкую медаль «За храбрость» за взятие шведской батареи на реке Кюмень.

2-ая польская (инсуррекционная) война 1794 г. замеча­ тельна двумя особыми отличиями : офицерским золотым знаком с надписью «Прага взята » и солдатской, четырех угольной медалью с надписью «За труды и храбрость при взятии Праги», но лишь удалось установить, что эти солдатские медали были выданы не только участникам штурма Праги, но всем участникам этой 2-й польской войны.

Император Павел I , неизменный оппозиционер своей ма тери, за все свое царствование не награждал ни орденом св. Георгия, ни орд. св. Владимира, оставив без нумизматических сувениров — отличий даже блестящую Итальянскую кампа нию Суворова, закончившуюся несравнимым прорывом через Швейцарию. Однако здесь представлены две медали этого царствования: 1) знак ордена св. Анны за 20-летнюю беспо рочную, в строевом звании службу нижних чинов, утвержден­ный в 1797 г. Так как эти знаки всегда нумеровались, этот знак за № 12954 был выдан около 1800 г. Вторая медаль, со гласно архивным данным, жаловалась «разным начальникам полков Братских иноверцев», т. е. иррегулярных мещерских, башкирских, калмыцких и т. п. соединений.

Следуют медали достопамятного Александра Благословенного. Первой висит коронационная, настольная, но эта, чеканенная с ушком, наградная для ношения медаль, долго оставалась загадкой. По архивным данным, она была выдана «Членам японского посольства». А мы уже в эмиграции установили, что японцы еще не высылали посольств в начале XIX в.; выдана была эта медаль членам русского посольства, посланного Императором Александром I в Японию и возглав ляемого камергером Резановым; доставил эти медали будущий адмирал Крузенштерн на рейд порта Нагасаки в сентябре 1804 г.

Следующая медаль — память длительной 10-летней вой­ны с Персией, выданная за взятие крепости Ганжи (нам знакомого Елисаветполя) в январе 1804 г.

Затем следует медаль, выданная в 1805 г. сыну султана Букеевской орды (кочевавшей на левом берегу нижнего течения реки Волги), за конвоирование наших торговых караванов в Бухару и Хиву.

Затем видим медаль, официально именовавшуюся «Для Старшин Северо-Американских диких племен». Выдавалась она в ту эпоху, когда Россия владела торговыми колониями на западном берегу Америки, от Аляски до Калифорнии. Страшно вспомнить, что эти богатейшие пространства были обменены в 1867 г. за шесть бронированных пароходов, стоив­ших тогда 5 миллионов долларов!

Бросается в глаза маленький размер двух следующих медалей; выдавались они за 6 и 10 лет «вторичной» службы призванных в 1806 году старых солдат, когда Наполеон уже начал угрожать границам России. Следовательно, размер всех будущих «миниатюрных» (или « фрачных ») медалек был изобретен в России, а не в Западной Европе, начавшей их чеканить только после Waterloo, в 1815 г.

Второй экземпляр следующей, 8-угольной медали известен только в Гриническом Морском музее; выдана она была эки пажам корабликов «Надежда» и «Нева», совершивших кругосветное путешествие в 1803-1806 гг. под командой про свещенных капитанов Крузенштерна и Лисянского.

Следуют отличия за войну с французами, закончившуюся Тильзитским миром в 1807 г. Здесь экземпляр офицерского золотого знака за сражение при Прейсиш- Эйлау; еще в начале этого века отечественные исследователи — русские медалисты считали, что этот знак, хотя и утвержденный Императором, однако никогда не выдавался и поэтому не носился. Мы уже в эмиграции документально доказали, что знак жаловался и носился.

Затем следуют два экземпляра утвержденного Высочайшим манифестом от 13-го февраля 1807 г. знака отличия Военного Ордена, или так называемых впоследствии солдатских Георгиевских крестов. Один экземпляр частной фабри­кации, на котором св. Георгий повернут неправильно, т. е. влево; другой знак, установленных размеров, имеет №, кото­ рый доказывает, что он был пожалован в 1813 г. Тут при­поминаю, что в 1807 г. был установлен знак отличия Военного Ордена одного типа, серебряный, и лишь Высочайшим указом Императора Александра II от 19-го марта 1856 г. были установлены четыре степени этого знака, первые две — в золоте и две последние — в серебре. Тем же Указом вновь запрещается вместо золотых и серебряных знаков отличия носить знаки из меди и олова. Наиболее бедные (а, может быть, завзятые алкоголики) продавали свои отличия в благородных металлах и носили взамен их имитации из неблагородных металлов.

Следующая медаль выдавалась «Подвижному Земскому Войску», т. е. ополченским частям.

Война со Швецией 1808-1809 гг. увековечена двумя сле дующими медалями. Первая из них с надписью: «За переход на Шведский берег» была выдана отряду генерала Барклая де Толли, совершившему труднейший переход по льду, взяв Аландские острова и выйдя на шведский берег Ботнического залива около Стокгольма. Вторая медаль с надписью «За проход в Швецию через Торнео» была выдана отряду генер. графа Шувалова, оперировавшему на севере. Эта война была, так сказать, конкретным выявлением англо-русской войны, длившейся с 1808 по 1812 гг. Лихой генер. Кульнев навел такую панику на столицу Швеции — Стокгольм, что шведам оставалось только быстро заключить мир.

Затем следуют два отличия, выданные во время войны с Турцией с 1806 по 1812 гг. Это офицерский, последний из пяти, золотой знак и солдатская медаль за взятие приступом крепости Базарджик, утвержденные Высочайшим Приказом от 13 июня 1810 г.

Следует серия нумизматических памятников за 1812-1815 года. Сколь скромна она, если сравнить ее с бесчисленным рядом проявления жертвенности, храбрости, лишений, перенесенных каждым воином славной армии, и одержанных этой армией побед!! Император Александр I , всегда для нас загадочный и далеко не понятый, не запечатлел отдельными наградами сражения под Клястицами, Полоцком, Смоленском и Бородиным! О котором впоследствии Наполеон вспоминал следующим образом: «Из всех моих сражений — самое ужасное то, которое я дал при Бородине. Французы показали себя в нем достойными одержать победу, а русские называться непобедимыми». При преследовании же Наполеона с востока на запад остались неотмеченными победы при Малоярославце, опять при Полоцке, а в 1813 г. прежде всего русские победы при Кульме, Кацбахе и Лейпциге. В 1814 г. такие победы русского оружия, как при Краоне и победа русской конницы при Фер Шампенуазе. Взятие же Парижа явилось апогеем русской славы, — венцом геройской работы пяти поколений.

Пра-правнуки нарвских беглецов (в 1700 г.) и полтавских победителей, внуки и сыновья кунерсдорфских и кагульских чудо-богатырей, разгромив Европу, стали биваком на Елисейских Полях Парижа. В итоге, ополченцы 1812 г. украсились медалью «За любовь к Отечеству», вся же действующая армия надела скромную серебряную медаль 1812 г., установленную Манифестом от 22-го декабря 1813 г., хотя о ней упоми налось уже в приказе от 5-го февраля 1813 г. Эта медаль носилась на Андреевской ленте. Манифестом же от 30 августа 1814 г. установлены: особый наперсный крест для духовенства всех христианских исповеданий, носимый на Влади мирской ленте, бронзовая медаль на Владимирской ленте — для российского дворянства с сохранением в роду, и такая же бронзовая медаль на Аннинской ленте — российскому купечеству.

Затем висит прусский железный крест, установленный 10 марта 1813 г., — прошу остановиться на этом факте: 29 и 30 августа того же 1813 г. разыгралось Кульмское сражение. И не будь Остермановской инициативы 29-го, не будь русской храбрости и 50 % русских потерь, — не было бы победы на следующий день 30-го августа, когда только на поле битвы появились пруссаки и австрийцы. Пораженный блестящим поведением русской гвардии ген. гр. Остермана-Толстого и армейцами корпуса кн. Шаховского, прусский король делает исключительный жест и тут же награждает русскую гвардию (но, к сожалению, не армейские части корпуса кн. Шахов­ ского) наивысшей прусской боевой наградой той эпохи — железным крестом первой степени, и русские гвардейцы тут же соорудили себе эти отличия из конского снаряжения, отнятого у французов. Пруссаки спохватились!... Как это? 12.000 русских гвардейцев, солдат и офицеров, получили ско­пом отличие, которое с таким трудом жалуется единичным офицерам прусской армии?! И вот появляется приказ того же прусского короля от 4 декабря 1813 г. (т. е. через два месяца после факта награждения) об установлении « Кульмского Креста »!

Мне пришлось долго вдалбливать немецким исследователям медалистики, что эта мистификация им не удалась, что их «Кульмский крест» всегда был и остается «Железным Крестом 1-й степени ».

Затем следует овальная прусская серебряная медаль 1813 года, на которой изображены 4 щита с гербами государств, гнавших французов обратно на запад. В русских источниках она указывалась как наградная медаль, дававшаяся русским за Лейпцигскую победу, но кто получил эту медаль, оставалось неизвестным... Лишь года два тому назад, изучая биогра фию русского генерала фон Пренделя, начавшего партизан скую деятельность несколько ранее Давыдова, Фигнера и Дорохова, я убедился, что в послужном списке Пренделя эта медаль значится.

Уже в вышеупомянутом манифесте Императора Алек­ сандра I от 30 августа 1814 г. говорится об учреждении особой медали за взятие Парижа 19-го марта 1814 г. Но, к сожалению, в угоду... Франции, из дипломатических соображений, медаль эта не была роздана войскам при жизни Императора Алексан­ дра I , а сделано это было через 12 лет, уже по повелению Императора Николая I , который накануне годовщины вступления российских войск в Париж, 18 марта 1826 г. повелел освятить эту медаль на гробнице своего брата и раздать ее всем принимавшим участие во взятии Парижа.

Последняя Александровская медаль — с надписью «За бескорыстие». Мне не удалось найти каких-либо документов, объясняющих ее назначение. Не выдавалась ли она редким честным провиантским чиновникам, т. е. интендантам?

Серия медалей царствования Императора Николая I начинается медалью «За храбрость»; уже тогда эта медаль выдавалась за боевые подвиги не христианам вместо знака отличия Военного Ордена, на котором изображен Св. Георгий Победо носец. С этого царствования начинается чеканка нашейных и нагрудных медалей «За усердие», «За усердную службу», «За верность», «За оспопрививание» и т. п. Но нам не удалось установить, кому и за что выдавалась медаль с над писью «За отличие», а также на какой ленте носилась медаль «За службу в конвое Госуд. Императора Николая Павловича». Эта медаль существовала до последнего времени.

Перескакиваем медали за войны с Персией и Турцией от 1826 до 1829 г.; отмечаем, что медаль и крест за подавление польского восстания 1830-31 г. носились на ленте польского знака отличия за военные заслуги и этим же польским орде ном, разделенным на 5 классов, были награждены все участники польской кампании.

В 1833 г. султану и Константинополю угрожала опасность пасть в руки Египетского паши. Император Николай I спас положение, приказав небольшому русскому отряду (из Одес сы) погрузиться на суда Черноморского флота и высадиться на азиатском берегу Босфора (воображаете себе переполох в Лондоне?!). Египтяне повернули обратно, султан свободно вздохнул, а в память совместного лагеря — русский Импера тор и султан наградили войска медалями. Инициатива прина длежала Императору Николаю I , но он запросил мнение своего многолетнего министра иностранных дел графа Нессельроде, который и известил Императора следующим письмом от 11-го мая 1833 г.: «Я бы полагал преимущественнее дать медали на красных лентах, а не на зеленых, ибо красный цвет наибо лее приятен туркам, и притом, сообразуясь с понятиями их, над изображением вензеля Вашего Император. Величества или вовсе не помещать короны, или поместить оную без креста»... Но на последнее предложение, вероятно, не после довало Высочайшего разрешения, так как при заказе медалей Монетному двору указано, чтобы на короне, которая поме щается над вензелевым изображением Государя Императора, сделан был крест весьма малый. И действительно, на этой единственной медали, свидетельствующей об особой деликат ности в отношении турок, креста на короне незаметно. А турки, посылая свои медали для русского десантного отряда, вовсе не догадались придумать и приложить ленты для их ношения, и потому решено было носить их тоже на Александровских, т. е. красных лентах.

Затем висит медаль с надписью «Кавказ 1837 г. ». Она выдавалась кавказцам, охранявшим Императора Николая I во время его путешествия по далеко неусмиренному Кавказу; так я нашел, что во время его пребывания в Ахалкалаках и Эчмиадзине при нем состояла охрана из 50 армян; в Тифлисе занимали даже внутренние караулы грузинские дворяне, а во Владикавказ прибыл он под охраной кабардинских стар шин. Раз мы говорим о том, что тогда носили военные, разре шите мне отклониться от темы и поделиться с вами следую щим служебным письмом Статс-Секретаря Танеева к мини стру юстиции, напечатанным в современной печати 16 апреля того же 1837 г., а именно: «Государь Император, сверх доходящих до Его Величества из разных мест сведений, и сам изволил заметить, что многие гражданские чиновники, в особенности вне столицы, дозволяют себе... носить усы и... не брить бороды по образцу жидов или подражая француз ским модам. Его Имп. Величество изволит находить сие совершенно неприличным и вследствие сего Высочайше по велевает всем начальникам гражданского ведомства строго смотреть, чтобы их подчиненные ни бороды, ни усов не но сили, ибо сии последние принадлежат одному военному мундиру »!

Возвращаюсь к медалям. Вот висит медаль в память возобновления сгоревшего в 1837 г. Зимнего Дворца. Тут надо рассказать следующее: современная печать сообщала, например, что после пожара остались одни голые обгоревшие стены и на возобновление дворца потребуется четверть сто летия. Кстати, надо отметить удивительную честность огро мной толпы солдат и простолюдинов, спасавших всю бога тейшую обстановку горевшего дворца, включая золотые сервизы: ничего не пропало; все было свалено в огромные кучи на Дворцовой площади. Дворец горел не менее недели (слова очевидца), а не 30 часов, как писали газеты. Прошло не 25 лет, а лишь один год, и во возобновленный «до пуговок на портьерах» (слова очевидца) дворец вернулся жить Госу дарь с семьей. 7.000 человек «как по мановению волшебного жезла», работая день и ночь, создали это чудо, «возобно вили», а гвардейские части более месяца заняты были очист кой руин от огромных, вышиной в несколько сажен, — куч мусора; два месяца этот мусор вывозился сотнями подвод.

Рядом висит особый знак отличия Военного Ордена, а именно : на его оборотной стороне имеется вензелевое изобра жение Императора Александра I . Эти кресты были пожало ваны Императором Николаем I ветеранам Наполеоновских войн прусской армии в день 25-летия (1814-1839); они имеют свои номера.

Предоставленный докладу срок истек. Сердечно благо дарю аудиторию за внимание.

Доклад  — О русской военной медалистике (с выставкой медалей) В. Г. фон Рихтера — состоялся в помещении « Русского общества помощи беженцам» 31-го июля 1954 г. в Лондоне.

купите книгу здесь