КОНСТАНТИНОВСКИЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС

Отрывок из "История кадетских корпусов"
ГЛАВА  
I  общий очерк истории Кадетских Корпусов  России

ГЛАВА  II  Кадетские корпуса в Санкт-Петербурге

  1. Первый Его Императорского Величества кадетский корпус
  2. 2-й кадетский Императора Петра Великого корпус
  3. Корпус чужестранных единоверцев
  4. Пажеский Его Императорского Величества корпус
  5. Константиновский кадетский корпус
  6. Павловский кадетский корпус
  7. Александровский кадетский корпус для малолетних
  8. Александровский Императора Александра II кадетский корпус
  9. Николаевский кадетский корпус

ГЛАВА  III  МОРСКОЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС

ГЛАВА  IV  Кадетские корпуса в Москве 

  1. 1-й Московский Императрицы Екатерины II кадетский корпус
  2. 2-й Московский Императора Николая I кадетский корпус
  3. 3-й Московский Императора Александра II кадетский корпус
  4. Александринский Сиротский кадетский  корпус
  5. Суворовский кадетский корпус 

 
ГЛАВА  V  Губернские кадетские корпуса 

  1. Калишский кадетский корпус
  2. Тульский Александровский кадетский корпус
  3. Финляндский кадетский корпус
  4. Нижегородский графа Аракчеева кадетский корпус
  5. Тамбовский кадетский Корпус
  6. Харьковский кадетский корпус
  7. Елисаветградский кадетский корпус
  8. Казанский кадетский корпус
  9. Тульчинский  кадетский  корпус
  10. Грузинский кадетский корпус
  11. Полоцкий кадетский  корпус
  12. Петровский-Полтавский кадет­ский корпус
  13. Александровский кадетский корпус
  14. Орловский Бахтина кадетский корпус
  15. 1-й Сибирский Императора  Александра I  кадетский корпус
  16. Оренбургский Неплюевский кадетский корпус
  17. Воронежский Великого Князя Михаила Павловича ка­детский корпус
  18. Владимирский Киевский кадет­ский корпус
  19. Симбирский кадетский корпус
  20. Тифлисский Великого Князя Михаила Николаевича кадетский корпус
  21. Псковский кадетский корпус
  22. Донской Императора Александра III кадетский корпус
  23. 2-й Оренбургский кадетский кор­пус
  24. Ярославский кадетский корпус
  25. Одесский Великого Князя Константина Констан­тиновича кадетский корпус
  26. Сумский кадетский корпус
  27. Хабаровский Графа Муравьева-Амурского кадетский корпус
  28. Ташкентский Наследника Цеса­ревича кадетский кор­пус
  29. Владикавказский кадетский корпус
  30. Вольский кадетский корпус
  31. Иркутский кадетский корпус

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Российские  кадетские корпуса за рубежом 

ПОСЛЕСЛОВИЕ

КАДЕТСКИМ  КОРПУСАМ В РОССИИ БЫТЬ

погоны кадетских корпусов Константиновский кадетский корпус жетон погончик серебро купит podarok02.ru





 

КОНСТАНТИНОВСКИЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС   (1854-1859)

 

    ВОЛОНТЕРСКИЙ КОРПУС (1807-1808)

   ДВОРЯНСКИЙ ПОЛК (1808-1855)   

    КОНСТАНТИНОВСКИЙ КАДЕТСКИЙ КОРПУС (1855-1859)

    КОНСТАНТИНОВСКОЕ ВОЕННОЕ УЧИЛИЩЕ  (1859-1863)

    2-е ВОЕННОЕ КОНСТАНТИНОВСКОЕ УЧИЛИЩЕ (1863-1894)

    КОНСТАНТИНОВСКОЕ АРТИЛЛЕРИЙСКОЕ УЧИЛИЩЕ  (1894-1917)

 

            Константиновский кадетский корпус просуществовал всего четыре года. Однако историю его возникновения и существования следует рассматривать в тесной связи с богатейшей историей другого военно-учебного заведения – Дворянского полка, который был предшественником Константиновского  корпуса и который, собственно говоря, и был переименован в кадетский корпус.

В наши дни в здании бывшего Константиновского кадетского корпуса  располагается Санкт-Петербургский кадетский ракетно-артиллерийский  корпус. В корпусе берегут традиции предшествующих военно-учебных заведений, и в его музее есть специальный раздел, посвященный выпускникам Дворянского полка, Константиновского кадетского корпуса, военных училищ, носивших имя  Константиновского. Среди реликвий музея белая мраморная мемориальная доска:

«Выпущено в офицеры:

Из Дворянского полка с 1807 по 1854 гг. – 13429;

Из Константиновского кадетского корпуса с 1855 по 1859 гг. – 1098;

Из Константиновского военного училища  с 1860 по 1863 гг. – 519;

Из 2-го Военного Константиновского училища с 1864 по 1894 гг. –  4455».

О  Константиновском артиллерийском училище  данных нет.

Дворянский полк свое начало ведет от  Волонтерского корпуса, учрежденного в 1807 г. по велению императора Александра I. В начале Х1Х столетия  из-за участия России  в войнах в Европе и Азии резко возросла численность российской армии, в войсках стал ощущаться недостаток в офицерских кадрах.  Для пополнения  армии строевыми офицерами император Александр I рескриптом от 14 марта на имя графа Кочубея, первого  российского  министра внутренних дел, повелел: «Молодых дворян, от 16 и боле лет, желающих вступить в  военную службу, вместо определения в полки унтер-офицерами присылать в Петербург в кадетские корпуса». Принятых таким образом  дворян оставляли в корпусах на самое короткое время для ознакомления с порядком военной службы, обучения стрельбе и приобретения знаний, необходимых для службы, а затем представляли их к производству в офицеры и выпускали в полки прапорщиками и корнетами.

Пунктом сбора для прибывающих на учебу дворян был назначен 2-й кадетский корпус. На директора корпуса генерала Клейнмихеля была возложена обязанность организовать при кадетском корпусе подготовку молодых дворян к производству в офицеры. Большинство малообеспеченных дворян, извещенных через губернаторов и предводителей дворянства о дарованном им праве отдавать своих сыновей на казенное содержание, поспешили воспользоваться этим правом, и «недоросли из дворян» стали стекаться в столицу целыми группами. Одновременно в «волонтеры» могли поступать студенты, окончившие курс обучения и изъявившие желание поступить на военную службу.

1 апреля 1807 г. первыми дворянами, прибывшими в корпус, стали Иван Стахович и Михаил Левандовский. Годные к обучению дворяне и присланные для получения военного образования из воинских частей юнкера явились первыми воспитанниками нового учебного заведения, получившего название «Волонтерского корпуса», состоявшего при 2-м кадетском корпусе. Первым начальником корпуса стал командир Гренадерской роты 2-го кадетского корпуса майор Ф.Г.Гольтгоер. Воспитанники корпуса были размещены в деревянных строениях бывшей полотняной фабрики. К концу 1807 г. число прибывших дворян достигло уже 600 человек. Первое время с волонтерами проводились строевые занятия и обучение грамоте и письму. Летом дворяне были представлены Великому князю Константину Павловичу, который дал высокую оценку военной выучке кадет.

К началу 1808 г., через восемь месяцев после своего создания, Волонтерский корпус выпустил в офицеры первых 289 человек, двое из которых были назначены в гвардейскую артиллерию, а 77 – в полевую артиллерию.  В 1808 г. Волонтерский корпус переименовывается в Дворянский полк, который организационно был разделен на 2 батальона по 4 роты в каждом батальоне. 1-м  батальоном  командовал майор Гольтгоер, а  2-м – майор Энгельгарт. В помощь командирам батальонов было назначено еще по 3 офицера. Общее руководство полком осталось за директором 2-го кадетского корпуса генералом Клейнмихелем, к которому и обращались все желающие быть зачисленными в полк. Все хозяйство заведения находилось также в распоряжении директора  2-го кадетского корпуса.

Первоначально все обучение сводилось к строевой подготовке и обучению приемам обращения с ружьями. В летний период воспитанников Дворянского полка выводили на практические полевые занятия и маневры в лагерь 2-го кадетского корпуса.

В 1809 г. в соответствии  с указанием Императора Александра I  батальонам Дворянского полка были пожалованы  знамена. На знаменах были вышиты: «1807 год», вензель Александра I и надпись «Первый (Второй) батальон Дворянского полка» соответственно. 25 июня 1838 г. на знамена была пожалована скоба. Впоследствии эти знамена были унаследованы Константиновским кадетским корпусом, а затем Константиновским военным училищем. В 1810 г. для отличия от кадет 2-го кадетского корпуса воспитанникам Дворянского полка были даны вместо белых гладкие желтые погоны. В этом же году в каждом батальоне было сформировано по Гренадерской роте, каждая их 2-х взводов – гренадерского и стрелкового.

Война с Наполеоном  потребовала увеличения численности войск, в связи с чем  появилась дополнительная потребность в офицерах кавалерии. При Дворянском полку в 1811 г. формируется кавалерийский эскадрон численностью в 110 человек, для обучения которых в полк были назначены кавалерийские офицеры. До  конца 1811 г. численность воспитанников  в полку не превышала 700 человек. Однако  с образованием кавалерийского эскадрона и направлением во 2-й кадетский корпус всех не прошедших воинскую службу дворян численный состав полка в 1812 г. сразу возрос до 2000 человек. Во время Отечественной войны 1812 г. в связи с необходимостью комплектования войск офицерами состоялось 17 выпусков  из Дворянского полка, что  в общей сложности составило 1139 офицеров.

C 1811 по 1825 гг. в Дворянский полк направлялись предназначенные к выпуску воспитанники Императорского Военно-Сиротского Дома «для  узнания правил фронтовой службы». Кроме того, по распоряжению Великого князя Константина Павловича  все ленивые, тупые «по большому росту и летам», а также дурной нравственности воспитанники кадетских корпусов тоже переводились в Дворянский полк.

Многие из кадет, заведомых  лентяев, сами стремились попасть в Дворянский полк. Там легче было получить чин армейского прапорщика. В Дворянском полку не требовали особых познаний. Здесь изучали начальный курс арифметики и русскую грамоту. Считалось, что этого достаточно для армейского офицера. Главное в Дворянском полку необходимо было стать отличным строевиком и знать фронтовую службу. Но чтобы попасть в Дворянский полк, кадет должен был совершить из ряд вон выходящий проступок или зарекомендовать себя совершенным тупицей.  Великовозрастные кадеты, попавшие в Дворянский полк, получали особую кличку «закалов». О «закалах» была  сложена даже песня, которую можно отнести к ранним образцам «Звериады»:

 Ленились Ной, Адам, Энох,

                                           Ленились все цари земные,

                                           Так почему  бы я не мог

                                           Лениться так, как все другие?

                                           Лентяем быть, о, Боже правый!

                                           Какой сан выше на земле?

                                           Лентяи станут, верно, вправо

                                           На страшном будущем суде.

                                           Так пел лентяй  закоренелый,

                                           Переведенный в полк кадет,

                                           От лени ржавый, закоптелый,

                                           Пробывший в куртке восемь лет.

                                           Собравшися  в кружок, толпою,

                                           Дворяне слушали его

                                           И восхваляли меж собою

                                           Закальство друга своего!..

 

Главным предметом обучения для дворян были строевые занятия. Однако некоторые дворяне, получившие дома начальное образование, по желанию, прикомандировывались ко 2-му кадетскому корпусу для окончания курса общих классов. Такие воспитанники жили и ходили в классы вместе с кадетами и по окончании экзаменов выпускались в офицеры вместе с кадетами. Иногда таких дворян набиралось до 70 человек.

Дворянский полк иногда выпускал своих воспитанников дважды в год, по 500 человек в каждом выпуске. Первое время прием в Дворянский полк не был ограничен штатным расписанием, принимали в него без экзаменов. В эти годы очень много для Дворянского полка сделал полковник А.И.Маркевич, командовавший корпусом во время длительных отлучек генерал-майора А.А.Клейнмихеля. Усилиями А.И.Маркевича в полку значительно была улучшена учебная часть.

В  1816 г. был установлен штат Дворянского полка в 2000 воспитанников. Прием стал проводиться по более строгим правилам: присланные дворяне не должны были быть моложе 16 и старше 20 лет, должны были  уметь читать, писать и знать хотя бы первую часть арифметики. После этого  распоряжения число абитуриентов  для зачисления  в полк значительно снизилось, и  численность воспитанников в полку не достигала штатной. Из Дворянского кавалерийского эскадрона, численность которого была увеличена в 1816 г. до 236 человек, разрешено было выпускать в офицеры, в кавалерию, только лиц,  имеющих достаточное состояние.

Воспитанники эскадрона, в отличие от других воспитанников Дворянского полка, жили на вольных квартирах. Лошади со всей амуницией были выделены эскадрону Гвардейскими полками. Для прислуги дворянам и для присмотра за лошадьми, размещавшимися в конюшнях на плацу 2-го кадетского корпуса, была прикомандирована Инвалидная резервная рота лейб-гвардии гарнизонного батальона в составе 2 прапорщиков, 19 унтер-офицеров и 203 рядовых. В первые годы существования эскадроном командовали подполковник Фитингоф, полковник Линденер, полковник Волжинский. Постепенно число дворян, желавших поступить в эскадрон, стало уменьшаться, и в 1826 году Дворянский кавалерийский эскадрон был упразднен. Все  вещи были переданы во вновь учрежденный эскадрон при Школе гвардейских подпрапорщиков и юнкеров.

С 1816 г. дворяне и юнкера Дворянского полка и  кавалерийского эскадрона стали изучать Закон Божий и христианскую нравственность. Батальонными и  эскадронным командирами были составлены именные списки находящихся в батальонах и эскадронах дворян и юнкеров греко-российского вероисповедания, римско-католического и лютеранского. Занятия по Закону Божию проводились по субботам и воскресеньям. Каждую субботу и воскресенье кадеты и юнкера греко-российского исповедания  одновременно по 2 роты в 2 часа дня  направлялись в корпусную церковь. Служба в церкви продолжалась до 4 часов. От  4 часов до 6 церковь посещали две другие роты. Еженедельно батальоны чередовались таким образом, чтобы каждый из них слушал Закон Божий и христианскую нравственность один раз в субботу, а другой раз – в воскресенье. Дворяне и юнкера римско-католического вероисповедания и лютеране посещали свои церкви под руководством офицеров.

Условия проживания поступавших в полк дворян первое время были спартанскими. На двух сдвинутых вместе кроватях  спало несколько воспитанников. На кровать полагалось одно одеяло. Шинелей  у воспитанников не было. Туалеты находились за пределами казарм, и кадетам приходилось ходить туда через двор. Посетив ночью туалет, воспитанник зачастую не мог найти место, откуда он ушел, и ему приходилось втискиваться сверху  между спящими товарищами. Обедать и ужинать воспитанники полка ходили в кадетскую столовую 2-го кадетского корпуса во вторую, третью и четвертую очередь, чередуясь понедельно. Нередко дворяне шли в столовую в беспорядке и даже могли ударить привратника. Такое поведение дворян вызывало резкую реакцию директора корпуса, требовавшего, чтобы  офицеры лично следили за движением воспитанников в столовую.

Столы стояли по длине столовой в четыре ряда, каждый – для 10 воспитанников и 2 унтер-офицеров. Весь ряд для одной роты. У двух рот, сидевших посредине, столовые ложки, солонки и бокалы для кваса были серебряные, у остальных –  оловянные. Между двумя ротами посредине оставлялся широкий проход, по которому ходили дежурный по полку и батальонные офицеры.

На обед подавался жидкий суп, состоявший, по свидетельству воспитанников, из «мутной, дурного вкуса и запаха, теплой жидкости, на поверхности которой красовалось несколько островков растопленного жира». На второе подавали отварную говядину, «разжевать которую могли только крепкие зубы, а переварить – исправный желудок». Затем следовал кусок пирога или четыре пышки. Ужин состоял из пустых щей и пирога с гречневой кашей, носившего название «пирога с навозом». Иногда давали гречневую кашу с топленым масло. Кадеты очень не любили ходить в столовую зимой, особенно в крепкий мороз с пронизывающим ветром. Но офицеры заставляли всех воспитанников обязательно идти в столовую. Иногда в знак протеста против плохой пищи и грязи в столовой  воспитанники устраивали демонстрации (били столовую посуду, разливали миски с супом) и в течение нескольких дней ели на обед и ужин только хлеб с квасом, добиваясь таким образом чистоты в столовой и улучшения качества в приготовлении пищи.

Один из случаев отказа от приема пищи произошел во время дежурства по полку  подполковника Жизневского. Когда никто из воспитанников не дотронулся до поданной еды, он раскричался, приказал принести розги и тут же наказал одного из унтер-офицеров, сидевшего старшим за столом. Тогда последовал взрыв негодования – в Жизневского полетела посуда, столовые приборы.  За организацию беспорядка в столовой  кадет строго наказали, многие были отчислены рядовыми в армию, с унтер-офицеров, не сумевших обеспечить порядок, были сняты  унтер-офицерские лычки.

Генерал-майор М.С.Лалаев, анализируя процесс подготовки офицеров в Дворянском полку в середине 20-х гг. Х1Х столетия,  отмечал: «При такой массе собранных в одну команду молодых людей весьма различного возраста, домашнее воспитание которых в огромном большинстве было запущено и даже вовсе пренебрежено, заведение с крайне ограниченными материальными средствами оказывалось совершенно бессильным дать сколько-нибудь правильное, твердое направление умственной и нравственной подготовке своих питомцев; ему, очевидно, оставалось только дрессировать будущих офицеров собственно по фронтовой части и обычными в то время суровыми мерами поддерживать необходимую в подобной команде чисто внешнюю дисциплину».

К этому же времени относится распоряжение, по которому «дурных» воспитанников кадетских корпусов переводили в Дворянский полк. Эта мера создавала новые затруднения для Дворянского полка, и без того испытывавшего трудности с воспитанием своих питомцев.

До 1816 года каких-либо научных предметов в Дворянском полку не изучали. Для выпускаемых считалось достаточным быть не младше 18 лет, добропорядочного поведения и находиться в одной из гренадерских рот. Гренадерские роты формировались из воспитанников, имевших рекомендацию ротного начальства о хорошем поведении и знании фронтовой службы. Для перевода в гренадерскую роту проводился экзамен: беглое чтение по-русски, письмо под диктовку, четыре правила арифметики, действия с дробями. В это же время создается специальный артиллерийский класс, численность которого составляла 30-40 воспитанников.

В 1820 г. для полка   был отстроен манеж, сохранившийся в хорошем состоянии до наших дней. При нем – столовая с кухней. Вместе с тем условия проживания воспитанников оставались довольно тяжелыми. В выделенных для Дворянского полка помещениях жить было очень тесно, многие из воспитанников проживали на вольных квартирах. При таких условиях дворяне и проживавшие в городе воспитанники кавалерийского эскадрона зачастую оставались без присмотра. В свободное от занятий время они толпами ходили по Петербургской  стороне, приставая к местным жителям и тем самым создавая о себе дурную славу.

Одними из самых любимых заведений великовозрастных  воспитанников Дворянского полка были находившиеся  рядом со 2-м кадетским корпусом харчевня и погребок. Генерал Маркевич был вынужден обратиться к обер-полицмейстеру с просьбой о перенесении этих заведений в другое место, чтобы дворяне не могли посещать эти злачные места и употреблять в них спиртные напитки. Несмотря на строгие взыскания и суровость тогдашней воинской дисциплины,  воспитанники Дворянского полка нередко совершали серьезные проступки, требовавшие вмешательства директора кадетского корпуса. К императору поступали донесения о буйстве дворян, воровстве, самовольных отлучках и пьянстве. Александр I требовал от директора корпуса наведения  порядка и недопущения впредь нарушений дисциплины. Одной из мер контроля за дворянами и юнкерами стала проводившаяся три раза в день перекличка, которая позволяла выявить наличие в подразделении всех воспитанников и их общее состояние.

Среди проступков кадет в эти годы  в приказах по 2-му кадетскому корпусу  приводится кража  дворянами К. и М. 51 пары кадетских чулок. Виновные были  наказаны розгами и  отправлены  в рядовые. Дворянин К. украл в лавке на Апраксинском дворе деньги и вещи. Директор корпуса генерал Курута не только строго наказал виновного, но и указал  офицерам Дворянского полка на необходимость более внимательного изучения поведения и характера своих воспитанников.  К тому же директором корпуса были выявлены случаи отлынивания некоторых офицеров от своих обязанностей под предлогом болезней. Попытки найти больных офицеров дома не увенчались успехом. За  симулирование болезни офицерам был объявлен строгий выговор.

В 1824 г. кадетские корпуса и Дворянский полк по строевой части поступили в ведение Великого князя Михаила Павловича, который в первую очередь потребовал от офицеров Дворянского полка строгого выполнения своих служебных обязанностей и добросовестного отношения к обучению и воспитанию дворян и юнкеров. Жестокое обращение капитана Орловского с воспитанниками привело к тому, что дворянин Федор Лятошинский во время строевого смотра выхватил из ножен саблю и на глазах всего эскадрона гонялся за капитаном Орловским, пытаясь нанести ему удар. Лятошинский был осужден и отправлен в рядовые, но одновременно был сделан вывод и о виновности самого Орловского, который на ученьях бил дворян фухтелями, стегал бичами до синяков и наказывал кадет “неумеренно розгами”. Орловскому был объявлен в приказе строгий выговор.

Что касается наказания розгами, то Главный директор Пажеского и кадетских корпусов генерал-адъютант Голенищев-Кутузов считал, что раз не возбраняется родителям наказывать своих детей розгами, то и офицеры кадетских корпусов могут прибегать к этой мере наказания. А так как указаний на этот предмет не имелось, мера наказания зависела от важности вины и других нравственных обстоятельств.

Для воспитанников Дворянского полка считалось большим несчастьем, повергавшим некоторых  даже в отчаяние, быть отставленным по какой-либо причине от выпуска. В 1817 г. дворянин Мячиков, которого не выпустили из полка из-за малого роста, прострелил себе из ружья руку. Руку Мячикову пришлось ампутировать, но он сорвал ночью повязку, истек кровью и скончался.

Произведенные в офицеры воспитанники освобождались от всех обязанностей по полку. Им отводили специальные помещения в казармах, где они оставались до отправления на службу в армейские части. В столовой они питались за отдельным от воспитанников столом, получали  более качественную пищу, чем  дворяне и юнкера полка. Отлучаться из корпуса они могли лишь с разрешения командира батальона. Прогонные деньги до места службы выдавались в инспекторском департаменте. После получения прогонных молодые офицеры рассаживались на заранее приготовленные почтовые телеги и в сопровождении специально назначенного офицера вывозились из Петербурга. В Царском Селе  офицеры получали подорожную и, простившись с сопровождавшим их офицером продолжали свой путь.

В 1832 г. состоялось преобразование Дворянского полка в самостоятельное военно-учебное заведение. Командование полком было доверено  бывшему командиру батальона генерал-майору Х.И.Вилькену. За время  пребывания Дворянского полка в  подчинении  директора 2-го кадетского корпуса,  с 1807 по 1832 гг., из него было выпущено 9070 человек. В 1812 г было выпущено 1139 чел.,  в 1816 г. -– 818 чел.,  в 1817 г. –  942 чел.

При отделении Дворянского полка от кадетского корпуса его штат составлял:

—   1-й батальон – штаб-офицеров – 2,  обер-офицеров – 13, унтер-офицеров – 36, дворян – 209, 53 музыканта,;

  • 2-й батальон – то же число штаб, обер-офицеров, унтер-офицеров, дворян – 208, барабанщиков с трубачами – 21;
  • 3 и 6 резервные роты имели 8 обер-офицеров, 10 унтер-офицеров и 53 дворянина.

Из числа воспитанников, выпущенных в офицеры за то время, когда Дворянским полком командовали А.А.Клейнмихель и А.И.Маркевич, прославили полк своими делами и приобрели общероссийскую известность: П.А.Клейнмихель, сын директора корпуса, впоследствии граф, главноуправляющий путями сообщений и публичными зданиями (при нем были построены Николаевская железная дорога и Николаевский мост через Неву в Петербурге); Г.С.Батенков (1812), друг и сподвижник Сперанского по проведению реформ  в Сибири, декабрист, известный писатель; М.И.Богданович (1823), генерал-лейтенант, известный историограф; С.А.Хрулев (1826), генерал-лейтенант, один из выдающихся героев Севастопольской обороны.

В соответствии с новым положением о военно-учебных заведениях Дворянский полк был причислен к первому классу вместе с губернскими кадетскими корпусами.  С  1833 г. повелением Императора Николая I были значительно увеличены расходы на содержание и обучение воспитанников Дворянского полка. Резко возросли оклады преподавателей, что сразу же позволило привлечь в Дворянский полк педагогов с университетским образованием, поскольку в полку постепенно стала вводиться учебная программа кадетских корпусах. В 1837 г. к смете Дворянского полка была добавлена сумма  в 100 000 рублей, специально предназначенная для совершенствования учебной части. В это время в полку  числилось 40 классных отделений,  начато обучение  по общим для всех кадетских корпусов учебным программам.

В связи с проектом создания губернских кадетских корпусов:  Новгородского, Орловского Бахтина, Полоцкого, Петровского Полтавского, Михайловского Воронежского, Тульского Александровского, Тамбовского, Казанского, Неранжированного Владимирского Киевского – император повелел по мере устройства этих корпусов выпуска воспитанников прямо в офицеры из корпусов не производить. Кадеты губернских корпусов по окончании общих классов должны были переводиться в Дворянский полк, а по окончании специальных классов – производиться  в офицеры.

В 1835 г. в Дворянский полк были направлены выпускники Финляндского кадетского корпуса для  совершенствования в строевой подготовке. С 1837 г. в составе Дворянского полка было определено иметь семь гренадерских рот, каждая для кадет отдельного губернского корпуса, и 8-ю роту для приема кандидатов, поступающих в корпус со стороны после сдачи соответствующих экзаменов. Первые два  выпуска кадет из губернских корпусов состоялись в 1839 и 1840 гг.  Первый и второй новгородские выпуски  в Дворянском полку были сведены в 1-ю гренадерскую роту, получившей название Новгородской. Кадеты Полоцкого корпуса  были зачислены в 1-ю мушкетерскую роту, 2-ю роту предоставили Петровскому-Полтавскому, а 3-ю зарезервировали для Орловского Бахтина кадетского корпуса. Тогда же было принято решение проводить испытания всем прибывшим выпускникам губернских корпусов и сообщать о результатах испытаний командованию кадетских корпусов. В кадетских корпусах очень ревностно относились к результатам экзаменов в Дворянском полку и по их результатам зачастую делались выводы о  постановке преподавания того или иного предмета в конкретном кадетском корпусе.

В мае 1839 г. первые выпускники Полоцкого кадетского корпуса численностью в 17 человек были направлены для продолжения учебы в Дворянский полк. Последние дни перед отъездом кадеты повторяли те предметы, по которым проводились экзамены в Дворянском полку. Первый экзамен в Дворянском полку был важен для всех – и для кадет, и для командования кадетским корпусом. Кадеты Полоцкого корпуса после экзаменов  удостоились самых лестных оценок и отзывов со стороны представителей императорской фамилии и командования Дворянского полка. В приказе по Дворянскому полку говорилось: «Такое славное вступление есть важная эпоха для корпуса, и добрую славу эту необходимо поддерживать». Директор корпуса выразил благодарность всем преподавателям кадетского корпуса. Выпуск 1846 г. держал экзамен в Дворянском полку в составе 40 кадет. Из этого числа 32 были приняты в 1-й специальный класс, а 8 –  в класс общего курса. В 1847 г. выпуск Полоцкого корпуса в Дворянский полк дал настолько плохие результаты, что командованию корпуса было сделано замечание за слабую подготовку кадет по черчению географических карт и по истории.

Однако первые же годы обучения кадет губернских корпусов  в  определенных для них ротах Дворянского полка привели к отрицательным результатам. Командование полка посчитало, что при таком положении в каждой из рот сохранялся специфический дух провинциализма и так называемый «дух  корпуса». Уже в 1842 году было принято решение в каждом из двух батальонов иметь по одной гренадерской и по три  дворянских роты,  а кадет,  поступивших в полк из губернских корпусов,  распределять по всем ротам без различия, обмундировывая их в принятую в  Дворянском полку форму. С 1851 г. Дворянский полк перестал принимать абитуриентов со стороны и полностью перешел на комплектование выпускниками губернских кадетских корпусов. В 1854 г. было принято решение оставлять ежегодно в Дворянском полку по  одному офицеру от каждого губернского корпуса для наблюдения за переведенными в полк из корпуса воспитанниками и сообщения сведений об их успехах  руководству кадетского корпуса.

Командирами Дворянского полка с момента преобразования его в самостоятельное военно-учебное заведение  были:

  1. Генерал-майор Х.И.Вилькен (1832-1834);
  2. Генерал-майор Н.Н.Пущин (1834-1847);
  3. Генерал-майор П.А.Грессер (1847-1849);
  4. Генерал-майор Я.В.Воронец (1849-1855).

  17 апреля 1855 г. Дворянский полк в память первого его шефа и основателя Великого князя Константина Павловича был переименован в Константиновский кадетский корпус. В корпусе были общие и 3 специальных класса. В строевом отношении корпус состоял  из двух батальонов по 4 роты в каждом батальоне. В 3-й специальный класс переводились лучшие из окончивших курс 2-го специального класса губернских кадетских корпусов. Под кадетский корпус было отдано здание бывшего Павловского кадетского корпуса на Забалканском (ныне Московском) проспекте. С прекращением еще в 1851 г. приема в Дворянский полк дворян со стороны и с замещением всех открывающихся в нем вакансий  воспитанниками губернских корпусов, поступавшими главным образом только в 3-й специальный класс, общие классы в полку постепенно закрывались, и в 1859 г. уже теперь в кадетском корпусе не осталось ни одного общего класса. Тогда же последовало переформирование корпуса из 2-х батальонного состава в один батальон. Оно было вызвано тем, что комплект  воспитанников корпуса  значительно уменьшился, пополняясь лишь приходящими экстернами и небольшим числом  прибывавших  в 3-й специальный класс воспитанников губернских корпусов. Постепенно кадетский корпус утратил свое предназначение и поэтому военно-учебное заведение  в 1859 г. было  переименовано в Константиновское военное училище.

 

Директорами кадетского корпуса были:

  1. Генерал-майор Я.В.Воронец (1855-1858);
  2. Генерал-майор П.П.Кинович (1858-1859), 1-й кадетский корпус.

 

С 1848 по 1849 гг. в Дворянском полку учился видный русский военный теоретик и педагог генерал от инфантерии Михаил Иванович Драгомиров. В память об этом событии на бывшем здании манежа Дворянского полка установлена мемориальная доска.

К числу питомцев корпуса принадлежат генералы П.Г.Дукмасов (1856), П.А.Алексеев (1856), Н.Ф.Дубровин (1856), Р.Т.фон-Мевес (1858), К.Ф.Кршивицкий (1858),   Л.Л.Кирпичев (1859), В.М.Васютинский (1859), Н.Е.Бранденбург (1859), А.А.Тилло (1859),  Н.П.Нечаев 1859).

 

Краткая  библиография:

  1. Гольмдорф М.Г. «Материалы для истории бывшего Дворянского полка до переименования его в Константиновское военное училище 1807-1859 гг.». СПб., 1882.
  2. «Дворянский полк». Военная энциклопедия, СПб., 1912.
  3. ЖервеН.П., Строев В.Н. «Исторический очерк 2-го кадетского корпуса, 1712-1912 гг.».  СПб, 1912.
  4. «Константиновский кадетский корпус». Военная энциклопедия, СПб., 1914.
  5. Фон-Озаровский А., «Краткая историческая памятка «Дворян» и «Константиновцев».  СПб., 1907.