Ассортимент изделий и номенклатуры камней Фаберже.

В.В. Скурлов, кандидат искусствоведения (Санкт – Петербург). Ассортимент изделий и номенклатуры камней в камнерезном производстве фирмы Фаберже.

 
Исследователь М.Н. Лопато приводит следующую классификацию направлений деятельности фирмы Фаберже: «Первое – это ювелирные украшения. Второе – изделия, которые вXVIII веке назывались «галантереей» (то есть табакерки, несессеры, разного рода коробочки, набалдашники, футляры для карманных часов. В XIX столетии к этому прибавились портсигары, письменные принадлежности, дорогие игрушки- корзинки, портшезы, рояли, миниатюрная мебель и т.п. Третье направление – камнерезные изделия, четвертое – серебряные работы, и, наконец, пятое – императорские пасхальные яйца. По значимости их надо было бы поставить на первое место. Однако доход фирме приносила массовая продукция или, во всяком случае, изделия, которые можно было тиражировать».[1]
Предлагаем классификацию не столько направлений деятельности фирмы, сколько изделий, производимых фирмой.
I. Деление произведений по назначению:
1. Ювелирные произведения (кольца, броши, браслеты, диадемы и т.п.)
2.Произведения декоративного характера (мелкая пластика, цветочные композиции, миниатюрная мебель и т.д.).
3. Произведения прикладного (функционального) характера(часы, звонки, табакерки, несессеры, канделябры, посуда, вазы, письменные приборы, пуговицы, пряжки и т.д.)
4. Произведения, связанные с религиозным культом (иконы, пасхальные яйца, нательные крестики).
II. Деление произведений по материалу:
1. Изделия из золота (ювелирные произведения, предметы культового характера и т.п.)
2. Изделия из серебра (мелкая пластика, часы, посуда и.т.п.).
3. Эмальерные произведения (иконы, пасхальные яйца, ковши в «русском стиле» и т.п.).
4. Камнерезные изделия[2] (пасхальные яйца, мелкая пластика, посуда, рамки и т.п.).
Следует отметить, что эта классификация также не имеет жестких рамок, так как при создании того или иного изделия мастерами фирмы использовались разные материалы (к примеру, многие серебряные скульптурки помещались на каменных подставах), а предметы функционального характера были часто столь хороши, что «переходили» в разряд декоративных произведений.
Все эти произведения отличаются своим стилевым разнообразием. Заметим, что для Карла Фаберже не было понятия «неювелирного» камня, металла или иного материала. Он работал со сплавом серебро-платина, где доля платины варьировалась от 30 до 70 %. Раньше других фирма стала работать с палладием, с медью, алюминием, бронзой и латунью. Он обрамлял в серебро керамику ведущих зарубежных и отечественных фирм, работал с английским, французским, чешским и мальцевским хрусталем и гутным стеклом, кожей. Не менее двух процентов (по нашим подсчетам) в ассортименте фирмы составляли изделия, с использованием дерева. Более половины деревянных изделий – рамки для фотографий. По сортам дерева: больше всего вещей выполнены из амаранта. Далее идут палисандр, вишня, кедр, груша, падуб (остролист), махагон. Иногда в записях просто «белое дерево птичий глаз». Встречается в счетах и «обезьянье дерево» и «змеиное» - всего более 30 наименований.
Стилевое разнообразие изделий фирмы Фаберже.
I. Историзм в изделиях фирмы Фаберже.
1. Изделия, созданные под воздействием искусства античности, Византии и Древней Руси. Все они, так или иначе, отражают историю России – связь Причерноморья с Грецией, русско-византийские отношения средних веков, расцвет русского искусства (особенно XVII века – периода правления первых Романовых).
а). Изделия, выполненные в «скифском стиле» (произведения из «скифской коллекции» Э. Коллина).
б). Изделия, выполненные в «византийском стиле» (к примеру, золотой  переносной триптих в византийском стиле работы М. Перхина).
в) Изделия, выполненные в «русском стиле» – произведения, повторяющие формы и характер декора изделий прошлого, – ковшы  и братины, украшенные эмалью и драгоценными камнями; современные предметы, в которых используется древнерусский орнамент (к примеру, рамки для фотографий); декоративно-функциональные изделия, мелкая пластика, «героями» которых стали персонажи древнерусской истории и литературы (чаша «Иван Калита», ковш «Богатырь», изготовленные из серебра). «Русский стиль» стал популярен в изделиях фирмы Фаберже в период правления Александра III. К этому стилю тяготели мастера Московского отделения фирмы.
2. Изделия, созданные под воздействием европейских неостилей.
а). Изделия, выполненные в неоготическом стиле (к примеру, нефритовая коробочка в виде реликвария в готическом стиле работы М. Перхина). Отметим, что этот стиль не нашел большого развития в произведениях мастеров фирмы.
б). Изделия, созданные в стиле неорококо (или, как обычно отмечается в счетах фирмы, – в стиле Людовика XV). Этот неостиль был особо любим М. Перхиным. Большое количество произведений, созданных им, выполнено в этом стиле. А это и пасхальные яйца, и чаши, и портсигары, и мн. др. Этот стиль предпочитала и постоянная покупательница произведений Фаберже – императрица Мария Федоровна. Судя по всему, к неорококо питал пристрастие и сам Карл Фаберже.
в). Изделия, изготовленные в стиле неоклассицизма (или стиле Людовика XVI). Этому стилю отдает предпочтение мастер Г. Вигстрем.
3. Изделия, созданные под влиянием восточного искусства.
Это группа произведений, выполненная под воздействием искусства Японии (цветочные «икебаны», некоторые анималистические фигурки, где просматривается влияние искусства создания нэцке), Китая (цветочные композиции с камнерезными хризантемами), Сиама (статуи Будды).
Мастера использовали в своих изделиях и орнаментальные мотивы Востока (геометрический, растительный, эпиграфический орнамент стран мусульманского Востока).
II. Модерн в изделиях фирмы Фаберже.
Этот стиль, ставший популярным в Европе в конце XIX века, привлекает и мастеров фирмы Фаберже. В этом стиле изготавливаются пасхальные яйца, ювелирные украшения, посуда, декорируются ножи для разрезания бумаги и т.д.
Некоторые произведения Фаберже опережали эпоху, предвещая появление стиля ар-деко.
Но, в каком бы стиле не было исполнено произведение фирмы Фаберже, оно всегда узнаваемо по точно найденным пропорциям, чистоте линий, изысканной колористической гамме, техническому совершенству исполнения, согласованному сочетанию материалов, т.е. всему тому, что принято называть «стилем Фаберже».
На основе счетов фирмы Фаберже, хранящихся в РГИА, материалов архива Татьяны Фаберже было подсчитано, что мастера фирмы Фаберже с 1842 по 1889 год исполнили около 40000 изделий разнообразного характера. В период с 1890 по 1917 гг. ими исполнено около 210000 произведений, в том числе около 150000 изделий создано мастерами – Петербурга, .45000 – Московской Серебряной фабрики, 5000 – Одессы, 1000 – Киева.
С начала 1890-х годов в архивных документах появляются сведения о выпуске камнерезных произведений. По нашим подсчетам в Петербурге на фирме Фаберже выполнено 27500 изделий с использованием камня, в том числе 10000 – из нефрита, 3600 – из сердолика, 2500 – из агата, по 2200 – из жадеита и горного хрусталя, 1500 – из лунного камня, по 1200 – из лазурита и оникса, 1100 – из топаза, 800 – из яшмы, 700 – из обсидиана, 450 – из кварца. 800 предметов исполнено из пурпурина (об этом материале см. сноску ниже).
Количество изделий, в создании которых применялся камень, с каждым пятилетием деятельности фирмы непрерывно возрастало. Оно снизилось только после 1915 года в связи с переходом фирмы на выпуск изделий оборонного назначения и призывом более половины ее мастеров в действующую армию.
Доля изделий с использованием камня за период с 1890 по 1917 гг. по всем отделениям фирмы Фаберже (Петербург, Москва, Одесса, Киев) составляет 13,8% от общего количества изделий, произведенных этими отделениями в совокупности, а по Петербургскому отделению – 18,5% от общего количества изделий, произведенных только этим отделением.
 Камнерезное искусство как часть творческой и художественной деятельности фирмы Фаберже
Камнерезное искусство фирмы Фаберже представляет собой важную часть творческой деятельности фирмы. Рассматриваются два этапа развития камнерезного искусства на фирме Фаберже: до открытия собственной камнерезной мастерской и после ее создания.
Первый этап. 1890-1908 гг.
С момента основания фирмы до 1908 г. изготовлению камнерезных изделий уделялось второстепенное внимание. В конце 1880-х – начале 1890-х  годов в ассортименте фирмы появляются первые камнерезные изделия. Но даже этот период характеризуется обширным ассортиментом изделий из камня. Предметы, выполненные из полудрагоценных камней Урала и Сибири, представляли собой своеобразный «фон», на котором «демонстрировалась» ювелирная работа мастеров фирмы. Изящностью отделки отличались мелкие предметы фирмы: чашки, чарки, рамки для фотографий, футляры небольших часов, ручки для зонтов, ножи для бумаги, портсигары, пепельницы, табакерки, бонбоньерки, печати, набалдашники тростей, настольные звонки, пуговицы и т.п. Список составлен на основе анализа счетов фирмы.
Из подобных изделий можно отметить чашу из бовенита[3](до 1899 года, мастер М. Перхин), где золотой изысканный декор в стиле рококо, сплетающийся в витиеватые завитки, преображает простой по форме предмет из зеленоватого камня.
Основываясь на счета Марии Федоровны, приведем стоимость подобных вещей. Так, в 1887 году императрица приобрела пурпуриновую чашку за 250 рублей, а в 1888 году – нефритовую чашку за 170 рублей. Мария Федоровна покупала чаши, чашки и чарки из различных пород камня. Так, тот или иной предмет из этой группы ассортимента ей обошелся в следующую сумму: изделие из оникса и белой эмали – 275 руб., из оникса и красной эмали – 165 руб., из агата – 140 руб., из агата в стиле ампир – 325 руб., из агата в стиле Людовика XV – 180 руб., из мохового агата в стиле ЛюдовикаXVI – 105 руб., из сердолика – 75 руб., из жадеита –  в диапазоне от 90 до 220 руб., из орлеца – 160 руб. (РГИА Ф. 544. Оп. 1. Д. 1019 (1891 г.), Д. 1021 (1892 г.), Д. 1024 (1893 г.), Д. 1027 (1894 г.), Д. 1030 (1895 г.), Д. 1043 (1896), Д. 1048 (1897 г.), Д. 1058 (1898 г.), Д. 1065 (1899 г.).
Пурпурин не камень, а смальта, но обрабатывался по камнерезной технологии. Кеннет Сноуман в книге «Искусство Карла Фаберже» писал об этом материале следующее: «Наряду с природными камнями фирма часто с успехом применяла темно-красный (малиновый) материал под названием пурпурин. Сотрудник Императорского стекольного завода по фамилии Петухов создал этот материал, открыл секрет его производства. Подобный процесс был известен вXVIII в. камнерезам г. Мурано (Италия), которым мы обязаны изобретением авантюринового стекла или золотого камня. Итальянское пурпуриновое вещество несколько светлее и легче по весу, возможно, из-за меньшей доли свинца, по сравнению с пурпурином Петухова. Вероятно, пурпурин получился в результате кристаллизации хромата свинца в стеклянной матрице. Это очень красивый материал благодаря насыщенности и глубине цвета (бычья кровь) и искристой стеклянной текстуре. Возможно, что мастерским Фаберже принадлежало исключительное право на использование этого материала». (Цит. по: Скурлов В., Фаберже Т. Илюхин В. К Фаберже и его последователи. СПб.: Лики России, 2009. С. 113; Перевод И.Н. Орловой.1992 г.).
Создавались и крупные вещи: к примеру, часы, чернильницы, лампы и т.п., но в них камень использовался чаще всего для изготовления подставок под фигуративные или декоративные композиции из драгоценного металла, преображающие эти вещи утилитарного назначения в произведения искусства.
Интерес в этой группе предметов представляют Серебряные часы на подставке из оникса, выполненные к 25-летнему юбилею свадьбы Александра III и Марии Федоровны (1891, автор проекта архитектор Л.Н. Бенуа, скульптор А.Л. Обер, ювелир М. Перхин). В 1996 году  для аукционного дома «Кристи» нами проанализированы  архивные документы, на основании которых был подтвержден вклад каждого из участников в дело создания часов, и провел геммологическую экспертизу постамента. Сложный, несколько дробной абрис серебряных часов благородно оттеняет скромный ониксовый пьедестал, сдержанно-песочный цвет которого согласуется с циферблатом часов. Часы – яркий пример эклектичного стиля в творчестве фирмы Фаберже. Они несколько «отягощены символикой» - 25 амуров, наглядно представляющих 25 лет счастливых супружеских отношений, сплетены в невероятный клубок. А над ними возвышается двуглавый орел, увенчанный короной, – символ российской Империи. Его сквозной силуэт словно противостоит тяжеловесной «толпе» амуров. Действительно, достаточно трудно сочетать символику личных отношений с государственной. Но часы отличаются прекрасным художественным исполнением.
Ярким образцом стиля эклектики является и чернильница с фигуркой  Меркурия (1895 год, Московская фабрика фирмы Фаберже). Серебряные сосуды для чернил и скульптурное изображение бога торговли располагаются на овальном пьедестале красного мрамора. Изображение бога Меркурия восходит к известной скульптурке Дж. Болоньи, созданной этим итальянским мастером эпохи маньеризма в XVI столетии. Такое воспроизведение мелкой пластики прошлого в современных произведениях – одна из характерных черт эклектичного искусства.
Следует отметить, что изделия, сочетающие камень и металл, во второй половине XIX – начале ХХ века производила не только фирма Фаберже. Произведения подобного характера можно обнаружить в ассортименте продукции фирмы П.А. Овчинникова («Богатыри в дозоре». Композиция с часами. Серебро, горный хрусталь; «Казак поит лошадь». Серебро, малахит. 1910), И.П. Хлебникова («Гусляр». Серебро, мрамор) и др. Эти произведения также яркий образец историзма. Но московские фабрики (Овчинникова и Хлебникова), в отличие от петербургских, больше тяготели к пропаганде «русского стиля» в искусстве.
Камень мастера фирмы Фаберже применяли не только в изделиях прикладного характера, но и декоративного. Из изделий декоративного характера, в создании которых применялся камень, отметим миниатюрную мебель. К примеру, золотой столик guéridon с нефритовой столешницей в стиле Людовика XVI (1899-1908).К подобным созданиям можно отнести цветы (флористику). Из камня (чаще всего горного хрусталя) в подобных композициях создавались стаканы, «наполненные водой», листья – из нефрита, цветы – из золота, драгоценных камней и эмали (ювелир Г. Вигстрем). Подобные изделия отличались некоторым натурализмом (из композиций натуралистического характера наиболее известной является «Корзина с ландышами» (1896, мастер А. Хольстрем)).
Позднее цветочные композиции выполнялись и в стиле модерн. В этом ракурсе интересны т.н. «икебаны» фирмы Фаберже, в которых эта стилистика наиболее ярко просматривается, что отчасти отражает общий характер развития стиля модерн, одной из черт которого является ориентация на восточное искусство. Отметим, что на создание камнерезной флористики оказало влияние не только искусство Востока, но и цветочные композиции из драгоценных камней работы ювелиров XVIII века, хранящиеся в Эрмитаже, и, безусловно, известные Фаберже.
Из камня создавалась и анималистика. Эти изделия можно разделить на три большие группы, различающиеся как по стилистике, так и по функциональному назначению. К первой из них можно отнести вещи, где представлены геральдические животные. Кроме Фаберже к изображению геральдических животных обращался и А. Денисов-Уральский. Так, в его знаменитой серии скульптурных изображений государств – участников Первой мировой войны представлена и Бельгия, в виде камнерезной фигурки льва (раухтопаз) на пьедестале (морион). Как известно, изображение льва входит в герб этой страны. Изображение этого геральдического животного в композиции, созданной уральским камнерезом, натуралистично, в отличие от обобщенного характера геральдических фигурок фирмы ФабержеИх изображение носит чаще всего обобщенный характер. Особой популярностью во времена правления Александра III пользовались камнерезные изображения слонов. Будучи наследником русского престола Александр Александрович женился на датской принцессе Дагмар, а геральдическим животным Дании являлся слон, так что его популярность была вполне оправдана. К примеру, для Кабинета его величества в 1893 г. исполнено четыре каменных слона (топазовый, два нефритовых с бриллиантами, жадеитовый), которые государь император АлександрIII взял с собой в поездку в Копенгаген.[4] Отметим, что если для большинства анималистических фигурок камнерезы подбирали камни, подходящие по цвету к натуре, то подобные изделия могли быть выполнены из камней любого цвета. Слоны могли быть синими (из ляпис-лазури), зелеными (из нефрита) и т.п.
Ко второй группе можно отнести «портретные» изображения животных, имеющие декоративное назначение. Самой многочисленной и популярной из них является серия, изготовленная по заказу (1907 г.) английского короля Эдуарда VII, в которую входили изображения любимых животных и птиц монархов, проживающих на королевской ферме в Сэндригаме (Sandrigham). Камнерезные изображения создавались в России на основе моделей, изготавливаемых скульптором Б. Фредманом-Клюзелем.  Анималистикой занимался не только Фредман-Клюзель. К этой теме обращаются многие скульпторы и модельмейстеры, сотрудничавшие с фирмой Фаберже. Следует отметить, что их отличал научный подход к этой теме. Скульптор Август Тимус, который начал лепить модели животных для фирмы еще в конце 90-х гг. XIX в., ходил специально в Зоологический музей для наблюдения за животными. Надежда Илинская и Георгий Малышев, будучи в зарубежных командировках в Париже, посещали Зоологический сад, имеющий большую коллекцию редких животных. Они также лепили и зарисовывали животных с натуры во французской деревне. Федор Грюнберг (Теодор Залкалн) исполнял прекрасные модели свиней, особенно лифляндской породы. Образцы таких скульптур представлены в Музее Т. Залкална в Риге.в Англии с натуры. Это изображения коня из авантюрина, быка из обсидиана, терьера (Цезаря) из халцедона, свиньи из авантюрина и т.д. Следует отметить, что создавались произведения не только из цельного куска камня (монолита), но и полихромные. Так, к примеру, статуэтка индюка была выполнена из обсидиана, ляпис-лазури и пурпурина. Бирбаум по этому поводу писал следующее: «От этого подбора камней в натуралистическом направлении был один шаг до мозаичной скульптуры, в которой можно было путем склейки, вкраплением соединить разные камни и получить таким образом эффекты колорита».[5]
Следует заметить, что камнерезные произведения анималистического характера любила и российская императрица Мария Федоровна. Она активно покупала подобные поделки. На основании счетов Марии Федоровны нами подсчитано, что с 1891 по 1899 гг. императрица приобрела 73 камнерезных предмета анималистического характера. М.Н. Лопато в своем исследовании упоминает, что всего в коллекции этой императрицы было более 100 камнерезных зверюшек (Лопато М.Н. Указ. соч. С. 181).
[1] К примеру, великий князь Александр Михайлович в1896 г. приобрел коллекцию сов, состоящую из 15 камнерезных фигурок. Из них: ляписовая, 100 руб., пурпуриновая, топазовая, окаменелого дерева, дымчатого шпата, нефритовая – все по 90 руб., хрусталевая (горный хрусталь), орлецовая, жадеитовая, обсидиановая пёстрая, еврейского шпата, серой яшмы, кофейной яшмы, обсидиановая, кахолонговая – все по 85 руб. Можно было бы предположить, что они исполнены по единой модели, однако искусствоведы и антиквары до сих пор не находят парных фигурок (в данном случае, сов) в продукции Фаберже. Значит, и модели были разные, что резко увеличивает ценность коллекции. (РГИА. Ф. 521. Оп. 1. Д. 55. 1896 г. Л. 20) Мода на камнерезную анималистику быстро распространилась в кругах высшей аристократии и деятелей художественной культуры. Среди подобных клиентов фирмы Фаберже следует назвать гражданских жен великих князей – балерину М. Кшесинская и артистку Э. Баллетта. Первая собирала камнерезных слонов, а вторая – камнерезные фигурки различных зверей. Обе заказывали Фаберже «портреты» своих домашних животных.
Третью группу составляют произведения функционально-декоративного характера. Это настольные часы, звонки, бонбоньерки, «гильотинки» для сигарет и т.п., украшенные изображениями животных или сделанные в виде того или иного животного. К примеру, настольные часы в виде индийского слона из обсидиана (1899-1908 гг., Г. Вигстрем), звонок настольный в виде черепахи из агата (1899-1903 гг., М. Перхин), бонбоньерка в виде головы кабана из агата (1903-1908 гг., Г. Вигстрем) и т.д.
Евгений Фаберже в некрологе, посвященном памяти Фредмана-Клюзеля, писал о том, что по забавным моделям скульптора в ателье Фаберже были выполнены шахматные фигурки – из зеленого нефрита лягушки, а из бледно-зеленого кахолонга – мышки. Фаберже подчеркивает, что этот набор единственный в своем роде. Больше подобных шахматных фигур мастерская не изготавливала.[6] Следует отметить, что Бэйнбридж в своем исследовании о Фаберже указывает на то, что в коллекции английской королевы Александры были мыши из серого кахолонга с глазами сапфирами-кабошонами.[7] Сейчас трудно судить о том входили ли эти изображения в шахматный набор, но фигурки мышей, зажавших в зубах хвосты, действительно выглядят забавными.
Следует отметить, что камнерезные анималистические фигурки, как и флористические композиции, создавались на фирме Фаберже не без влияния восточного искусства. Вне сомнения, что на подобные изделия фирмы Фаберже оказало влияние искусство создания нэцке. Но мастера фирмы быстро преодолели этап ученичества и выработали своеобразную стилистику исполнения, которая была свойственна только им.
Ювелирную отделку из драгоценных металлов, камней и эмали получали и пасхальные яйца. Применение камня в таких изделиях носит многообразный характер. Следует отметить, что изготовление пасхальных яиц из камня не является новаторской идеей фирмы Фаберже. Известно, что из камня пасхальные яйца создавались еще на гранильных и шлифовальных фабриках России, открытых в XVIII – начале XIX вв. Но Фаберже развил идею и довел изготовление пасхальных яиц из камня до уровня высокого искусства.К примеру, из камня выполнялся корпус пасхального яйца. Среди подобных произведений особый интерес представляет первое каменное пасхальное яйцо «Память Азова» (мастер М. Перхин), созданное в 1891 году из гелиотропа («кровавика»), декорированное золотым орнаментом  в стиле рококо. Специалисты до сих пор отдают дань точности выбора камня и безупречной камнерезной работе, исполненной Карлом Верфелем. Евгений Фаберже в письме Г.Ч. Бэйнбриджу писал, что старик Хольмстрем вложил душу в создание модели крейсера, а яйцо исполнил Верфель. – Архив Татьяны Фаберже. Дело «Переписка с Г.Ч. Бейнбриджем». Сюрпризом яйца является модель крейсера 1-го ранга «Память Азова», на котором совершал «восточный» вояж Наследник Цесаревич – будущий император Николай II.
Начинание мастеров фирмы – изготовление пасхальных яиц из камня – получило поддержку. И уже на следующий год Верфель исполнил яйцо из нефрита, которое ювелиры фирмы Фаберже армировали бриллиантовой сеткой (яйцо «Алмазная сетка», мастер А. Хольстрем). Сюрпризом яйца стал слоник с погонщиком (утрачен).
Интересно яйцо из агата «Ренессанс» (мастер М. Перхин), созданное в 1894 году, навеянное халцедоновым ларцом (амстердамский мастер Ле Руа, начало XVIII в.) из коллекции знаменитой сокровищницы саксонских королей «Зелёные своды» («Gruene Gewolbe»), которую посетили братья Фаберже в 1892 году, приезжая на золотую свадьбу отца в Дрезден. Это яйцо отражает как  стилистику историзма (обращение к искусству далеких времен, в данном случае к искусству эпохи Возрождения), так и эклектичный метод работы (копирование произведений прошлого), характерный для искусства того времени.
В 1899 году было создано яйцо из нефрита (в счете фирмы названо «яйцо с 11-ю миниатюрами», ныне известно под названием «Анютины глазки». Мастер М. Перхин). Это произведение уже носит влияние стилистики модерна. Особенно ярко это проявляется в закрученных формах подставки, напоминающих сложное веерное движение складок шлейфа роскошного платья.
Использовался камень и в качестве пьедестала для пасхальных яиц. К примеру, из белого оникса изготовили подобные детали для следующих изделий: «Транссибирский экспресс» (1900 г., мастер М. Перхин), «Успенский собор» (1906 г.), «Колыбель» (1907 г., мастер Г. Вигстрем).
Порой камень использовался как для изготовления корпуса яйца, так и для изготовления подставки. Примером такого решения служит яйцо с 12 миниатюрами дворцов Александры Федоровны (1896 г., яйцо и пьедестал из горного хрусталя).
Из камня создавались и элементы сюрпризов пасхальных яиц. К примеру, сюрприз яйца «Лебедь» (1906) – скульптурное изображение царственной птицы демонстрировалось на большом аквамарине, украшенном водными лилиями, выполненными из драгоценного металла. Цвет аквамарина, его безупречная шлифовка и декорирование растительными формами призваны вызвать у зрителей ассоциацию с гладью озерной воды. Отчасти такое решение напоминало о балете П. Чайковского «Лебединое озеро». На аквамариновом пьедестале демонстрировалась и миниатюрная модель крейсера «Память Азова» – сюрприз вышеуказанного первого каменного пасхального яйца. И здесь этот камень призван был «исполнять роль» морской глади.
Интересны и яйца с часами. Можно сказать, что они составляют отдельную группу в серии пасхальных яиц фирмы Фаберже. Следует отметить, что и в их создании применялся поделочный камень. Одно из таких произведений «Букет лилий» (1899 г., мастер М. Перхин; часы-яйцо имеют барабанный циферблат), корпус которого увенчивает букет цветов из кахолонга.
О том насколько были популярны пасхальные яйца из камня среди членов императорской фамилии показывает «Список драгоценных предметов Аничкова дворца», отправленных в сентябре1917 г. на хранение в Оружейную палату.[8] Приведем небольшую выдержку из этого списка (с нашими комментариями), содержащую перечень известных и неизвестных пасхальных яиц, «принадлежащих Ея Императорскому  Величеству императрице Марии Феодоровне»:
№ 2. Яйцо из зелёной яшмы, усыпанное жемчугом и с четырьмя образками (неизвестное произведение – В.С.),
 № 3. Яйцо из нефрита, на золотой подставке и с портретом Императора Александра III в медальоне (1902 г., утрачено, изображение неизвестно, в счете фирмы названо яйцо в стиле «Ампир» – В.С.,), 
№ 8. Яйцо яшмовое в золотой оправе с бриллиантовым украшением; внутри модель судна золотая (1891 г., судя по описанию «Память Азова» – В.С.),
№ 11. Яйцо яшмовое в золотой оправе, с украшением из  бриллиантиков; внутри золотая ширмочка сердцеобразной формы под короною, украшенная бриллиантом и именными вензелями в красных эмалированных медальонах (1899 г., т.н. «Анютины глазки» – В.С.),
№ 13. Яйцо золотое, крытое лиловой эмалью с бриллиантовым украшением, внутри каменная вазочка с серебряным Лебедем (1906 г., судя по описанию «Лебедь» – В.С.),
№ 17. Яйцо хрустальное, на пьедестале в бронзовой оправе, с павлином внутри (1907 г. – В.С.).
№ 18. Яйцо нефритовое, в золотой оправе с бриллиантовой сеткой; пьедестал нефритовый с тремя серебряными амурчиками (1892 г., пьедестал и сюрприз утрачены, судя по описанию «Алмазная сетка» – В.С.). В этом списке есть и другие пасхальные яйца, к примеру, № 12. Яйцо хрустальное в серебряной оправе, украшенное бриллиантами, на пьедестале внутри памятник Императору Александру III (1910 – В.С.), № 35. Дерево в виде лаврового из нефрита на пьедестале, оправленном в золото с драгоценными разноцветными камнями и поющей птичкой (1911 г. – В.С.), но они принадлежат уже к другому периоду в создании камнерезных изделий на фирме Фаберже.
В другом Списке «вещей бывших императриц Марии Фёдоровны и Александры Фёдоровны» за 1922 год[9] находим под № 1. Хрустальное яичко с фигурами внутри на золотой подставке с 8-ю бриллиантами, розами и жемчугом (яйцо «Христос и два Архангела», работа начала 1890-х гг., не входит в состав «императорских», т.к. на нем имеется инвентарный номер, а на императорских пасхальных яйцах его не ставили – В.С.).
Применение разнообразных камней в композиции пасхальных яиц значительно обогатило художественный образ и колористическую палитру произведений. Примеру Фаберже последовал и Картье, который исполнил  для Николая II яйцо «Царевич» (1906 г.) с использованием флюорита[10] для «подушки», на которой установлено яйцо. Изделие было преподнесено царю в качестве подарка от города Парижа и находилось до 1917 г. на письменном столе последнего императора России.
Подчеркнем, что мастера фирмы Фаберже (к примеру, М. Перхин, Г. Вигстрем) занимались ювелирным обрамлением камнерезных изделий. И именно их работа рождала тот художественный почерк, который отличал произведения фирмы Фаберже от подобных изделий других ювелирных мастерских.
Интересен круг скульпторов, которые моделировали изделия для фирмы Фаберже: в Петербурге – Артур Обер, Василий Грачев и Август Тимус, в Москве – Константин Клодт. В 1902 г. к ним присоединились Густав Скильтер и Федор Грюнберг, который затем уехал преподавать в Екатеринбург, где воспитал Кремлева, Дербышева, Шадра и Чешуина.
Круг источников поступления на фирму камнерезных изделий разнообразен. Большинство камнерезных поделок создавались на фабриках  Верфеля в Петербурге и Штерна в Идар-Оберштейне (Германия). Мастера этих предприятий следовали тем эскизам и моделям, которые представлялись художниками и модельмейстерами фирмы Фаберже. Закупались и камнерезные заготовки, производимые мастерами Урала. Но они требовали определенной переработки (к примеру, более высококачественной полировки), из-за чего их отсылали на упоминаемые выше фабрики. Работа по доработке изделий была дороже, чем закупочная цена вещей. Это становилось фирме не выгодно, так как заказы на произведения подобного рода постоянно увеличивались. Выполняли камнерезные изделия для фирмы Фаберже и мастера Петергофской гранильной фабрики. Следует отметить, что не только мастера Петергофской фабрики выполняли камнерезные изделия для фирмы Фаберже, но и ювелиры фирмы украшали изделия фабрики своей работой. Так, Н.М. Мавродина в своей книге «Искусство русских камнерезов XVIII-XIX веков» приводит архивные дела, где можно обнаружить подобные сведения. К примеру, в 1897 году на фабрике изготовили шкатулку из светлого кашгарского нефрита – 1200 руб. Оправу к ней выполнил Фаберже за 100 руб. - РГИА. Ф. 504. Оп. 1. Д.2176. Л. 51 об., 59, 61. (См.: Н.М. Мавродина Искусство русских камнерезов XVIII –XIX веков. СПб., 2007. С. 489.). В документах за 1898 год есть запись о том, что по запросу Фаберже из серого нефрита фабрика делает руку – 20 руб. – РГИА. Ф. 504. Оп. 1. Д. 2201. (См.Н.М. Мародина. Указ. соч. С. 490).
Для более полного представления об изделиях фирмы первого периода, в создании которых применялся камень, диссертант изучал не только изделия того времени, хранящиеся в музеях и частных коллекциях, но привлекал и архивные документы, в частности, счета одной из постоянных покупательниц произведений Фаберже – императрицы Марии Федоровны.[11] На их основании можно отчасти судить не только об ассортименте изделий, но и о том, с какими породами камней предпочитали работать мастера. Среди покупок Марии Федоровны на первое место выходят изделия из жадеита и нефрита. Затем следует произведения из горного хрусталя, орлеца, халцедона. Реже знатной покупательницей приобретались вещи из сердолика, лунного камня, яшмы, ляпис-лазури, кахолонга, розового кварца, мохового агата. На основании счетов Марии Федоровны с 1891 по 1899 год выявлено, что она купила 88 изделий, где применялся жадеит, 64 – нефрит, 30 – горный хрусталь, 28 – орлец, 21 –халцедон, 13 – оникс, 12 – обсидиан, 11 – агат, 9 - лунный камень, 9 – сердолик,   5 – дымчатый кварц,  5 – яшма, 4 – ляпис-лазурь, 3 – моховой агат и т.д. Доля изделий из жадеита и нефрита в общей массе покупок составляет 44 % (152 предмета из 346). Конечно же, в выборе изделий из того или иного камня сказываются вкусовые предпочтения Марии Федоровны, но следует обратить внимание на то, что жадеит и нефрит действительно занимали лидирующее положение в изделиях фирмы Фаберже.
Итак, произведения фирмы Фаберже этого периода поражали высоким качеством ювелирной отделки, но камнерезная составляющая произведений чаще всего играла второстепенную роль.
Второй период, 1908-1917 гг.
Обозначенные выше причины (рост  спроса, дорогостоящие переделки и т.д.) способствовали решению создания на фирме Фаберже собственной камнерезной мастерской (1908 г.). На должность ее управляющего был приглашен П.М. Кремлев. Его знание камнерезного дела, полученное еще на Урале, способствовало повышению художественного уровня изделий фирмы.
К числу объективных предпосылок открытия собственной мастерской  можно отнести следующую – в 1907 г. состоялся первый выпуск художников-камнерезов, обучавшихся в Екатеринбургском художественно-промышленном училище. В училище преподавал выпускник ЦУТР барона Штиглица Федор Грюнберг, который уже сотрудничал с фирмой Фаберже. Именно он мог рекомендовать лучшим выпускникам поступить на службу к Фаберже. На Туринской выставке 1911 г. среди экспонатов Екатеринбургской художественно-промышленной школы были представлены: № 8. Петух из орлеца. Николай Куликов, № 11. Запонки из кошкульдинской яшмы. Петр Кремлев, № 12. Жук из орской яшмы. Петр Дербышев, № 14. Пудреница из орлеца. Николай Куликов. В рисунках был представлена работа ученика Петра Чешуина (РГИА. Фонд 25. Оп.5. Дело 175. Об участии учебных заведений на выставке в Турине. Окт. 1911 – 19 янв. 1915 гг.). Отметим, что эти воспитанники Екатеринбургской школы стали сотрудниками фирмы Фаберже. Кремлев, Куликов, Дербышев работали в Петербурге, Чешуин – в Московском отделении фирмы Фаберже.
В 10-е годы ХХ века сформировался круг мастеров-камнерезов, работающих для фирмы Фаберже. Среди мастеров диссертант отмечает Петра Дербышева. Бирбаум писал о камнерезе следующее: «Познакомился я с ним в 1908 году, когда он приехал искать работы в Петербург, вернее пришел, так как путь он совершил большей частью пешком, работал в разных местах грузчиком, огородником для добывания средств к жизни. Прибыл он в Петербург оборванный и в лаптях. Мы сразу распознали в нем человека дела и талантливого работника. Фирма поспешила его обуть и одеть; так как в то время собственная мастерская только намечалась, он был поставлен на завод Верфеля, где проработал год, накопил немного денег. Он с нашими рекомендациями поехал для усовершенствования в Оберштейн, а оттуда он перебрался в Париж, где работал у художника-резчика Лалика».  Вернувшись в Россию в 1914 году, Дербышев был призван в армию, так как началась Первая мировая война, где он и погиб. В заключении Бирбаум отмечает, что «я нисколько не преувеличу, если скажу, что русское камнерезное дело потеряло в нем своего лучшего, а может быть, единственного художественно образованного мастера».[12]
С 1911 г. помощником Кремлева на фирме начал работать выпускник Екатеринбурского художественно-промышленного училища Николай Куликов.
Интересна и деятельность Александра Мейера – руководителя фабрики Верфеля, администрацию по управлению делами которой с 1907 года возглавлял Карл Фаберже. Мейер тщательно следил за воплощением в камне мастерами-камнерезами моделей из воска, разработанных скульпторами.
Мастерам фирмы Фаберже, как отмечал еще Бирбаум, уже свойственно новое понимание природы камня. Теперь камень был не просто фоном, а полноправным партнером в изделии. Создатели произведений, где использовался камень, подчеркивали не столько ювелирную составляющую изделия (порой она «доходила» до второстепенной роли, выполняя техническое предназначение, – это такие детали, как скрепки, шарниры, затворы), сколько «живую» красоту камня.
О многообразии камней, используемых на фирме Фаберже для создания камнерезных произведений можно узнать и по архивным закупочным документам. Фирма в больших объемах покупала камень, в основном уральских и сибирских месторождений. В октябре 1912 г. фирма посылает заявку на Екатеринбургскую гранильную фабрику с перечнем камней (по сортам), объемом закупки (в пудах) и ценой (в рублях). Приводим следующий список закупки:
1.      Орлец (родонит). 2 сорта. 1000 пуд.,  на сумму  2000 руб.
2.      Колканская яшма. 200 пуд., 400 руб.
3.      Николаевская яшма. 50 пуд., 100 руб.
4.      Авантюрин. 10 пуд. На 10 руб.
5.      Агат  (переливт шайтанский). 10 пуд. На 10 руб.
6.      Змеевик. 20 пуд. На 20 руб.
7.      Ушкульская яшма. 50 пуд. На 50 руб.
8.      Порфир александровский. 70 пуд. На 179 руб . 20 коп.
9.      Порфир оятский. 100 руб. на 100 руб.
10.  Орская яшма. 50 пуд. На 243 руб. (самый дорогой камень –В.С.)
11.  Кварц белый. 200 пуд. На 100 руб. (самый дешевый камень –В.С.)
На основании этого списка (Государственный архив Свердловской области. Ф. 86, оп. 1, д. 715) выясняем, что фирмой предполагалось приобрести 11 наименований камней общей массой 1760 пуд. на сумму 3197 руб. 20 коп. Наибольшую долю занимал орлец (родонит) – 57 % по массе и  60 % от общей стоимости. На основании их можно утверждать, что это многообразные яшмы, порфир, орлец и т.д.
Следует отметить, что и в этот период продолжала применяться практика, когда камнерезные изделия выполнялись «на стороне», К примеру, простые работы переадресовывались екатеринбургским мастерам, так как в связи с увеличением заказов, мастерская не успевала сдать нужное количество изделий.
Осенью 1915 г. после долгих согласований было получено разрешение на открытие Фабрики по обработке камня, в трехэтажном флигеле во дворе дома 44 по Английскому проспекту. В заявленных документах было определено, что фабрика будет заниматься обработкой нефрита и яшмы. Рабочих 15 чел., 10 электрических двигателей. Здесь, по новому адресу были исполнены такие шедевры, как фигурка «Маляр II» (под правым сапогом «1916»), «Мальчик – Продавец Лимонада», «Офицер Лейб–Гвардии Конного полка», «Ледовоз», а  также ряд цветочных композиций.
Как отмечалось выше, анализ счетов фирмы (по хронологии) позволяет подтвердить факт непрерывного возрастания доли изделий, в создании которых используется камень, в объеме производства фирмы. Это можно объяснить несколькими причинами. Отметим, прежде всего, творческие. Итак, камень позволяет уйти от тиражных, унифицированных изделий, поскольку цвет и рисунок камня даже одного сорта всегда разный. Это было необходимо для удовлетворения спроса взыскательных покупателей, которые хотели иметь индивидуальную вещь. Не случайно, английский король Эдуард VII – лучший клиент фирмы Фаберже, – декларировал: «Король не должен иметь копий!». Можно привести и экономические причины. Поделочные камни, как исходный материал, сырье, обходились дешевле, чем драгоценные металлы и драгоценные камни. Запасы камней на Урале и Сибири были неисчислимы, и все они были в распоряжении Фаберже. Партнер Фаберже Карл Верфель владел монополией на разработку нефритовых месторождений в России. Отметим, что при явном преобладании в камнерезных изделиях фирмы камня из отечественных месторождений, Фаберже не ограничивался камнями, добытыми в России. Он использовал камень всех месторождений мира. В изделиях встречается мексиканский оникс, новозеландский бовенит и т.д.Укажем, что прибыль по группе камнерезных изделий была выше, чем по прочим группам ассортимента, по меньшей мере, на 20 %. Данные выводы составлены на основе анализа нормы прибыли по изделиям, проданным через Лондонский магазин, где в инвентарном журнале продаж имеются сведения о себестоимости предметов[13]. Заметим также, что продавать камнерезные изделия в Европе Фаберже было выгодно и по следующей причине: себестоимость изделий фирмы из драгоценных металлов после проигрыша дела в английском суде Обществу британских золотых и серебряных дел мастеров резко повысилась, так как Фаберже приходилось сначала ввозить изделия из драгоценных металлов в Англию для нанесения английских пробирных клейм, а затем везти их обратно в Петербург или Москву для производства эмалирования и финишных операций. Карл Фаберже даже подумывал закрыть Лондонский магазин. Следует отметить, что и императрица Мария Федоровна была недовольна фактом открытия магазина Фаберже, поскольку теряла монополию на посылку изделий фирмы в качестве подарков в Англию. Теперь сама королевская семья могла купить изделия в магазине фирмы.А камнерезные изделия не нужно было клеймить. Бирбаум упоминал, что лучшие камнерезные изделия отправлялись в Лондонский магазин, который служил центром продажи изделий Фаберже не только для Англии, но и для всей Европы.
Определено своеобразие ассортимента этого периода. Сохраняется в производстве фирмы та группа предметов, которая требовала ювелирного обрамления. И в этот период мастера-ювелиры декорируют портсигары, табакерки, рамки, шкатулки, барометры, письменные приборы и т.п., но несколько изменились их стилистические пристрастия. Так, к примеру, изысканной строгостью неоклассицизма отличается работа Г. Вигстрема, преобразившего своим ювелирным мастерством письменный набор из нефрита. Особенно востребованы были табакерки в связи с предстоящими юбилейными торжествами, посвященными 300-летию дома Романовых (всего разными фирмами по заказу Кабинета его величества было изготовлено 2500 юбилейных подарков). Из 300 табакерок с вензелем императора Николая II фирма Фаберже выполнила половину. Из этих 150 табакерок 81 выполнена из камня: 60 – из нефрита, 6 – из яшмы, 5 – из лазурита, 10 – из горного хрусталя. Цена таких табакерок работы Фаберже на антикварном рынке достигает ныне одного миллиона долларов и более.
Анализ Альбома мастерской Вигстрема (проекты 1911-1915 гг.) показывает, что среди 1000 предметов не менее 200 выполнены из камня, в том числе фигурка камер-казака Пустынникова, роскошные кабинетные наборы из нефрита, родонита, яшмы. В Альбоме проекты настольных 62 часов и несколько проектов комплектов для письменного стола из нефрита и бовенита. В связи с активным внедрением электричества в быт, увеличивается количество электрических звонков. Приход Вигстрема к руководству мастерской совпал с возвратом классицизма, который опять вошел в моду. Ампир снова пробудился к жизни в России, как сто лет назад в наполеоновские времена. Художники Фаберже искусно соединили стиль Людовика XVI с ампиром, а под руководством Вигстрема эти проекты были воплощены. Последующие поколения по праву называют этот стиль стилем Фаберже.
Создаются в это время с применением камня и пасхальные яйца. Принципы использования камнерезных деталей остаются прежними – создание из камня корпуса яйца, пьедестала, сюрприза и т.п.
По-прежнему в изготовлении корпусов яиц используется горный хрусталь. Но теперь он не просто хорошо отполирован, но и украшен изысканным орнаментом. К примеру, так решен корпус яйца с сюрпризом, представляющим фигурку павлина на дереве (1908 г., мастер Г. Вигстрем; сюрприз навеян знаменитыми часами «Павлин»). Резьба выполнена в стиле рококо. Декорирован орнаментальной резьбой и корпус яйца «Конный памятник Александра III» (1910 г.). А корпус яйца «Зимнее» (1913 г.) украшен орнаментом из драгоценных металлов (золото, платина) и бриллиантов огранки «роза», имитирующим узор изморози.
Следует отметить, что камень все чаще «внедряется» в составляющие элементы пасхальных яиц. Так, в упоминаемом выше яйце «Конный памятник Александра III» из горного хрусталя создан не только корпус яйца, но и пьедестал, а из ляпис-лазури – пьедестал для сюрприза – миниатюрного воспроизведения знаменитого монумента – конного памятника Александру III работы скульптора П. Трубецкого.
В «Зимнем» яйце из горного хрусталя также выполнен корпус и пьедестал. Использован камень и в создании сюрприза яйца – корзинке с цветами. Цветы изготовлены из кахолонга. Следует отметить, что пьедестал по своим очертаниям напоминает айсберг. Действительно, идею создания этого произведения навеяла катастрофа «Титаника» (1912). Замысел подобной интерпретации печального события принадлежит А.-Т. Пиль-Клее, а исполнение – Г. Вигстрему. Это произведение отличает изысканная строгость, присущая новым стилистическим тенденциям начала ХХ века.
Яйцо-часы «Колоннада» (1911 г., мастер Г. Вигстрем) казалось бы более анахронично по своему стилистическому решению. Оно опять нас возвращает к изделиям XVIII века. Но и здесь можно обнаружить не столько заимствование, характерное для эклектики, сколько реминисцентные настроения, свойственные эстетике знаменитого творческого объединения Петербурга «Мир искусства». Композиция яйца напоминает архитектурное сооружение. Корпус яйца поддерживает ионическая ротонда с колоннами, увитыми гирляндами. Миниатюрное «архитектурное строение» выполнено из бовенита. Его основание украшено серебряными фигурками девочек, являющимися аллегорическими изображениями дочерей Николая IIи Александры Федоровны. Венчает ротонду скульптурное изображение амура – аллегории Царевича Алексея – наследника престола.
Интересно и последнее пасхальное яйцо фирмы, в котором применялся камень. Оно также связано с аллегорией, имеющей отношение к Царевичу Алексею. Яйцо названо условно «Созвездие царевича», так как, по словам Е.К. Фаберже, на нем «было инкрустировано созвездие того дня, в котором родился наследник». И далее, описывая яйцо, Фаберже отмечал следующее: «Яйцо поддерживалось амурами из серебра и облаками матового горного хрусталя. Если не ошибаюсь, внутри были часы с вращающимся циферблатом. Изготовление этого яйца было прервано войною. Куда это все подевалось, понятия не имею».[14] Известен был и эскиз этого изделия, где действительно были изображены амуры, свободно располагающиеся по завиткам пьедестала-облака. Он хранился в архиве Т. Фаберже. Не могли только найти само яйцо.
В 2002 году искусствовед из Музея Гохрана России Ю.В. Волдаева предположила, что экспонат Минералогического музея им. А.Е. Ферсмана, представляющий разрозненные части изделия – подставку из горного хрусталя в виде облака и две части сферы синего стекла, – реальное воплощение эскиза императорского пасхального яйца 1917 года.[15] Хранитель коллекции изделий русских ювелирных фирм Оружейной палаты Т.Н. Мунтян подтвердила предположение. Ныне изделие демонстрируется в собранном виде.
Из произведений религиозного характера интересны и изделия, выполненные фирмой Фаберже для короля Сиама. Среди них привлекает внимание «Большой нефритовый Будда» (1914). Для высокопоставленных заказчиков из Сиама фирма Фаберже изготовила не только фигуру Будды. По заказу нового сиамского короля К. Фаберже выполнил для храма-усыпальницы Чулалонгкорна огромную чашу из зеленого сибирского нефрита, украшенную золотом, розовой эмалью и алмазами, на пьедестале из того же материала; пару больших подсвечников-торшеров в стиле Людовика XVI для электрических ламп — также из нефрита. Художником, специализирующемся на произведениях в «сиамском стиле», на фабрике Фаберже стал Якобсон. Восточные традиции здесь переплетаются со сдержанным европейским стилизаторством.
Близки к станковой скульптуре миниатюрные портретные бюсты на пьедесталах. Порой подобные изделия использовали в качестве печатей (европейская традиция). Известен «Бюст Александра III» (после 1908 г.). Портретное изображение императора выполнено из дымчатого кварца, пьедестал – из нефрита. Черты лица императора тщательно проработаны. Мастер сумел придать миниатюрному изображению характер величественности. На то, что перед нами предстоит император Российской империи, указывает и изображение государственного герба (золото), помещенное на пьедестале.
Своеобразна и группа предметов, где ювелирная работа сведена к минимуму, позволяя создателям показать красоту камня. Это фигурки людей, животных, изображения цветов, ягод и т.п.
Из английских торговых книг известно, что в период 1907-1917 года было продано около 5500 предметов. Из них цветочных композиций только 35 изделий.[16] Их стоимость от 20 до 117 фунтовстерлингов. Камнерезную часть работы выполнял П.М. Кремлев, ювелирную – Г. Вигстрем. Классически строга композиция в японском стиле, где из бовенита сделана ваза-опора, имитирующая бамбук. В боковое отверстие «природной» вазы вставлена веточка цветущей вишни с эмалевыми розовыми цветами и листьями из нефрита. Следует отметить, что большинство цветочных композиций, проданных через Лондонский магазин, сейчас находятся в английской королевской коллекции.
Самой интересной среди камнерезных изделий того периода является группа «человеческих фигурок». В связи с задачами исследования ей посвящен отдельный параграф, расположенный ниже.
В заключении отметим, анализ инвентарных книг Кабинета его величества показывает, что фирма Фаберже занимала лидирующее положение среди прочих фирм, и даже среди императорских фабрик в поставках изделий из камня ко Двору. Это были дорогостоящие произведения, часто украшенные драгоценными камнями (бриллиантами, сапфирами), серебряной и золотой арматурой, реже эмалью. Произведения Фаберже отправлялись в качестве дипломатических подарков самым важным персонам мира: императорам, королям, президентам, шаху и султану[17]. Эти изделия (вазы, чаши, ковши, канделябры, часы, лампады, предметы для письменного стола, грифоны, рамки, фигурки и т.д.) хранятся в национальных музеях многих стран мира, способствуя прославлению российского искусства. После 1900 года спрос на камнерезные изделия настолько возрос, что, помимо Фаберже, над камнерезными изделиями для Двора стали активно работать фирмы А. Денисова-Уральского и А. Сумина. Анализ показал, что доля изделий мастерской Денисова-Уральского в поставках камнерезных изделий обеим императрицам, императору, великим княгиням Ксении и Ольге Александровне составляет 22 %; доля А. Сумина – 12 %; доля Верфеля – 3 %. Главный объем поставок - 63 % приходится на фирму Фаберже. Однако цены на сопоставимые изделия Фаберже были в среднем в два–три и более раза выше, чем у его конкурентов. Это объясняется более высоким качеством моделей (Фаберже хорошо платил своим скульпторам, о чем упоминает Б.О. Фредман-Клюзель), кроме того, К. Фаберже был придворным поставщиком (А. Денисов-Уральский так и не добился этого звания, а Сумин стал поставщиком императрицы Александры Фёдоровны только в мае 1913 г., за полгода до своей смерти). Кроме того, в камнерезной продукции Фаберже присутствовала дорогостоящая ювелирная арматура и эмалевая работа, чего практически не было в изделиях конкурентов по причине отсутствия высокого класса ювелиров в этих мастерских).
Итак, во второй период мастера фирмы создают более совершенные в техническом отношении камнерезные изделия. Наряду с изделиями, выполненными в стиле эклектики, в их творчестве появляются изделия, где просматриваются тенденции, характерные для развития искусства начала ХХ века – ретроспективные и неоклассические. Работы этого периода являются образцами произведений т.н. стиля Фаберже, вызывая желание у современников (Денисова-Уральского, даже мастеров европейских фирм Картье и Лалика), а также камнерезов нашего времени подражать ему или превзойти его.


[1] Лопато М.Н. Ювелиры старого Петербурга. СПб, 2006. С. 173.
[2] Более подробная классификация камнерезных изделий  приведена далее.
[3] По данным 1987 года владелица Mrs. Josiane Woolf
[4] РГИА, Ф. 468. Оп.43. Д. 995. Разные драгоценные вещи.
[5] История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П, Бирбаума. / Авторы составители Т.Ф. Фаберже, В.В. Скурлов. СПб.: Русские самоцветы, 1993. С. 29.
[6] Фаберже Е.К. Некролог. Фредман-Клюзель / Русская мысль. Париж. 15 марта 1960 г.
[7] Bainbridge, Henry Charles. Peter Carl Faberge. London, 1949. New edition, 1974. P. 94.
[8] Архив Оружейной палаты Музея-заповедника Московского Кремля. Фонд 20, оп.1917 г., д.20.
[9] Архив Оружейной палаты Музея-заповедника Московского Кремля, Фонд 20, опись 1922 г., дело 23.
[10] Faberge – Cartier. Rivalen am Zarenhof. Каtalog derAusstellung. Muenchen, 2006. S. 366, №  721.
[11] РГИА, Ф.544 (Имп. Мария Фёдоровна), Оп.1, Д. 1019 (1891 г.), Д. 1021 (1892 г.), Д. 1024 (1893 г.), Д. 1027 (1894 г.), Д. 1030 (1895 г.), Д. 1043 (1896), Д. 1048 (1897 г.), Д. 1058 (1898 г.), Д. 1065 (1899 г.).
[12] История фирмы Фаберже. По воспоминаниям главного мастера фирмы Франца П, Бирбаума. / Авторы составители Т.Ф. Фаберже, В.В. Скурлов. СПб.: Русские самоцветы, 1993. С. 31.
[13] Лондонские инвентарные книги. 1906-1917 гг. Архив Татьяны Фаберже.
[14] Faberge T., Proler L., Skurlov V. The Faberge Imperial Eggs. New York, 1997. P. 61.
[15] Чистякова М.Б. Не оконченное фирмой Фаберже императорское пасхальное яйцо 1917 года / Антикварное обозрение. 2005. № 3. С. 15.
[16] Лондонские инвентарные книги. Архив Т. Фаберже.
[17] РГИА, Фонд 468,оп.43, дела 1002, 1003, 1018.