Благотворительность и милосердие под покровительством Дома Романовых

Благотворительность и милосердие под покровительством Дома Романовых

Зарождение благотворительности в Киевской Руси связано с принятием христианства. Киевский князь Владимир Уставом 996 г. официально вменил в обязанность духовенству заниматься общественным призрением, определив десятину на содержание монастырей, церквей и больниц. В течение многих веков храмы и монастыри оставались средоточием социальной помощи старым, убогим и больным. Сам князь Владимир служил для народа образцом сострадания и был «истинным отцом бедных».

Первый русский царь из династии Романовых Михаил Федорович поручил патриаршему приказу открытие сиротских домов.

Позже, при царе Алексее Михайловиче были созданы специальные приказы, занимавшиеся призрением бедных. Накануне Рождества Христова и Пасхи, в ознаменование военных побед или рождения наследников, царь со свитой посещал тюрьмы и богадельни, где раздавал милостыню. Примеру царя следовали приближенные, духовенство, знатные горожане. В царском дворце на полном обеспечении постоянно жили богомольцы, юродивые, странники.

 

Видным московским благотворителем был близкий советник царя Алексея Михайловича — Федор Ртищев. Он первым в России предпринял попытку объединить частную благотворительность с государственной. Во время войн с Речью Посполитой и Швецией (1654–1656) Ртищев организовал ряд больниц для раненых солдат, причем не только русских, но и пленных поляков и шведов. На личные и государственные средства он выкупал русских солдат из плена. По его инициативе на улицах Москвы подбирали калек, немощных, старых и даже пьяниц и свозили в специальные дома, где лечили или содержали до конца жизни.

В 1682 году, в царствование Федора Алексеевича, был издан указ об открытии домов для беспризорных детей, где обучали грамоте, ремеслу и наукам.

Петровская эпоха характеризовалась преследованием профессионального нищенства, но в то же время и заботой об организации призрения для истинно нуждающихся. Законодательством этого времени повелевалось помещать неспособных к труду в госпитали, богадельни, раздавать престарелым и увечным так называемые «кормовые» деньги, устраивать госпитали для незаконнорожденных, заботиться о призрении воинских чинов.

Продолжила традиции благотворительности и много сделала для их расширения и укрепления супруга Павла I императрица Мария Федоровна, которую современники назвали первым министром благотворительности. Мария Федоровна проявляла большую заботу о сиротах. Именно ею было положено начало системе воспитания сирот в семьях, а чтобы воспитатели были «искусны и умелы», Мария Федоровна на собственные средства открывала педагогические классы при воспитательных домах, в женских гимназиях и институтах, которые готовили учительниц и гувернанток. Ею же было основано Попечительство о глухонемых детях. В ноябре 1796 года она встала во главе Воспитательного общества благородных девиц — так в стране появилась одна из крупнейших филантропических организаций дореволюционной России, вошедшая в историю под названием «Учреждения императрицы Марии Федоровны». Основными направлениями деятельности «Учреждений» и самой императрицы были помощь детям, инвалидам, вдовам и престарелым.

Особое развитие частная благотворительность получает в период царствования Александра I. Его жена императрица Елизавета Алексеевна создала Императорское человеколюбивое общество. На счету этого общества находились богадельни, дома бесплатных и дешевых квартир, ночлежные приюты, народные столовые, швейные мастерские, амбулатории и больницы.

Финансовую основу составляли взносы, которые жертвовали частные лица и целые сословия. В России были многочисленные династии торговцев и промышленников, жертвовавших средства на милосердие и благотворительность. На всю страну были известны имена благотворителей из династии предпринимателей Строговых, торговой династии Босовых и династии предпринимателей-заводчиков Демидовых.

  

Царствование императоров Александра II, Александра III и Николая II — это «золотые годы» благотворительности и милосердия. Многие члены Дома Романовых на свои средства строили благотворительные учреждения, приюты и богадельни, являлись устроителями или активными членами различных благотворительных обществ. Нравственная обязанность протянуть руку слабому и немощному всегда отличала Царственный Дом Романовых.

  

Среди его представителей были настоящие подвижники благотворительности и милосердия: императрицы Мария Александровна, мать императора Николая II Мария Федоровна, Александра Федоровна (ныне страстотерпица царица Александра), великие княгини Елизавета Федоровна (ныне святая преподобномученица Елисавета), Александра Петровна (ныне святая инокиня Анастасия Киевская).

  

Под высочайшим покровительством великой княгини Елизаветы Маврикиевны состояло Общество попечения о бедных и больных детях «Синий Крест», открывшееся в 1882 г. в Санкт-Петербурге и ставившее своей целью предоставление всем без исключения нуждающимся детям столицы необходимой помощи. Почетными членами Общества были Великий Князь К. К. Романов, св. прав. Иоанн Кронштадтский, митрополит Антоний (Вадковский). Члены Царского Дома жертвовали в его пользу значительные суммы денег; императрицы Мария Федоровна и Александра Федоровна помимо денег регулярно жертвовали значительное количество ценных предметов для благотворительных базаров Общества, которые существенно пополняли его кассу. Деятельность «Синего Креста» продолжалась вплоть до 1917 г. и стала примером объединения усилий частных благотворителей, Церкви и государственной власти в деле заботы о детях.

«ДНИ ЦВЕТКОВ» И БЛАГОТВОРИТЕЛЬНЫЕ БАЗАРЫ

В начале ХХ века широкое распространение получили общественные акции по сбору благотворительных пожертвований. Они проводились в форме кружечных сборов, благотворительных базаров, лотерей и подписок. Наиболее доступной и, в то же время, результативной формой были массовые кружечные сборы. В Санкт-Петербурге в подобных акциях участвовало от 2 до 4 тыс. сборщиков.

Устроителями обычно являлись общественные организации, которые вовлекали в проведение и подготовку мероприятия всю общественность. Ярким примером благотворительной акции, участие в которой было доступно всем, являлись необычайно популярные «Дни цветков». Идея их проведения принадлежит Европейской Лиге борьбы с чахоткой при Международном обществе Красный Крест. Эту инициативу поддержал Датский королевский дом, а затем и царская семья Романовых.

С 1911 года «Дни цветков» стали проводится в России. В первый же год сбор средств на больницы и приюты для больных чахоткой прошел в 104 городах и дал около 500 тыс. рублей (в переводе на современные денежные единицы это составляет более 0,5 миллиарда рублей). Сборщики, снабженные именной карточкой и особым жетоном, принимали пожертвования в обмен на специально изготовленные цветы — белые ромашки. Сборы проходили на улицах, в казенных и частных учреждениях, фабриках, учебных заведениях, театрах. В поддержку акции в День Белого цветка проводили благотворительные базары, работали буфеты, шли концерты.

В празднике «Белого цветка» принимали участие все слои населения. К благотворительным базарам готовились заранее. В каждой семье что-то мастерили. Вручную изготавливались десятки тысяч цветков и передавались в комитеты «Белого цветка».

 

На благотворительных базарах в Ялте, которые получили название «Праздника цветов», императрица Александра Федоровна лично занималась продажей вещей. Один из павильонов специально декорировали лиловой тканью, так как императрица любила лиловый цвет, и глициниями. Ее Величеству помогали Великие княжны — Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия, иногда цесаревич. Все продавалось по относительно низкой цене. С 1911 по 1914 год императрица организовала четыре больших базара в пользу туберкулезных больных. Она сама работала, рисовала и вышивала для базара и, несмотря на свое некрепкое здоровье, весь день стояла у киоска, окруженная огромной толпой народа. Царские дети, молодые женщины и дети из высшего общества ходили по всему побережью, продавая в городе, в дачных поселках, в татарских деревнях, в рабочих мастерских собственноручно изготовленные ромашки. В кружку для денег местные жители и отдыхающие клали кто копейку, а кто и десять рублей. К вечеру белые цветки украшали одежду многих гуляющих.

На первый благотворительный базар «постарались привезти для продажи вещи оригинальные, привлекательные, в основном по стоимости, доступной большей части ялтинской публики. В Париже были заказаны для этой цели духи, одеколоны, туалетное мыло, из Стокгольма привезли брелоки, броши, портсигары, бонбоньерки, Петербургский Императорский стеклянный и фарфоровый завод направил вазы и кружки из художественного стекла. А канцелярия Ее Величества дала разрешение подготовить для продажи свыше 10 тыс. открыток с фотографиями императора и членов августейшего семейства. Роль продавцов взяли на себя дамы из многих знатных и состоятельных семей, но, конечно, внимание всех было приковано, прежде всего, к центру зала, где императрица с дочерьми предлагала публике собственноручные изделия…» (газета "Русская Ривьера", 21 сентября 1911 г.). Общая выручка от базара составила сумму свыше 40 тыс. рублей, и ее сразу передали в различные благотворительные общества и комитеты Ялты.

В день Розового цветка, который был проведен в Санкт-Петербурге 26 апреля 1912г. в пользу Общества попечения о бесприютных детях, было собрано 42 тыс. рублей. Деньги решено было пустить на расширение здания детского приюта на Ждановской набережной в Санкт-Петербурге. Это позволило принять дополнительно 60–70 детей.

15 сентября 1912 г. Обществом пособия бедным за Невской заставой был проведен День вереска. Газеты сообщали, что сбор денег на улицах шел настолько успешно, что уже к четырем часам дня были распроданы все заготовленные 40 тыс. пучков доставленного прямо из леса вереска. Вереск пришлось заменять цветами.

Организация такого рода сборов являлась хлопотным делом. При проведении кружечных сборов труднее всего было собрать достаточное количество сборщиков и организовать подсчет собранных денег. Перед сбором средств в пользу Императорского Человеколюбивого общества, проходившим с 1-го по 3 октября 1915 года, были опубликованы специальные правила, регламентирующие эту процедуру. В частности указывалось, что сборщиками денежных средств могут быть лица не моложе 17 лет и прилично одетые, а сборщики из воспитанников и воспитанниц старших классов средних учебных заведений могут участвовать в сборе с согласия родителей и разрешения учебного начальства и появляться в общественных местах не позже 10 часов вечера. Сбор денег производился исключительно через их опускание в кружку. За каждое вложение жертвователю выдавался значок или открытка. Подсчет денег производился ответственной артелью, под наблюдением Контрольной Комиссии Императорского Человеколюбивого общества, в присутствии представителей Организационного и Исполнительного Комитетов и районных председателей.

Благотворительные базары не только являлись формой сбора средств во время «Дней цветков», но и проводились как отдельные светские праздники с благотворительной целью накануне Рождества Христова или Пасхи. В эти дни по очень высоким ценам продавались угощения, организовывались аукционы и лотереи.

Кульминацией благотворительных базаров обычно было проведение моментальной лотереи, призы для которой безвозмездно предоставлялись благотворителями. Так, на Вербном базаре, проходившем в 1912 году в московском Благородном собрании, в лотерее участвовало 25 тыс. выигрышей, а главным призом был «24 сильный автомобиль лимузин-торпедо германского завода „Опель“». Проведение базара дало около 200 тыс. руб. выручки.

На благотворительном базаре в пользу Николаевской детской больницы (17–18 декабря 1878 года), который проводился в Мариинском дворце, в одной из гостиных продавались теплая одежда для солдат и офицеров, в другой — находился богатый выбор елочных украшений, детских книг, игр, предметы дамского и детского туалета. Девочки продавали букеты цветов, быстро раскупавшиеся посетителями, некоторые платили за них по 10 рублей за штуку. Всего за два дня было распродано вещей на 5000 рублей.

Исключительной роскошью отличались благотворительные базары высшего общества Санкт-Петербурга и Москвы. Особенно прославилась умением проводить подобные мероприятия великая княгиня Мария Павловна, супруга великого князя Владимира Александровича.

Умная, образованная и любознательная Мария Павловна окружала себя выдающимися людьми и в своем дворце в Петербурге, и в многократных заграничных поездках. «Малый императорский двор» великого князя и его супруги был одним из ярких центров светской и культурной жизни Петербурга.

Рождественские базары Марии Павловны в залах Дворянского собрания затмевали все другие благотворительные затеи. Ей удавалось собирать значительные суммы, привлекая на свои приемы богатых лиц, которые по своему рождению и положению в обществе не имели бы доступа в высшие его слои и охотно открывали свои кошельки, чтобы отблагодарить Марию Павловну за гостеприимство. Журнал «Призрение и благотворительность в России» за 1913 год писал: «20, 21 и 22 декабря текущего года под покровительством Великой княгини Марии Павловны в залах Дворянского собрания состоится по примеру прежних лет большой благотворительный базар при участии свыше 100 благотворительных обществ. На базаре за особым столом великой княгини будут продаваться вещи, привезенные её императорским высочеством и другими высокопоставленными лицами из Франции, Германии, Англии и Италии в пользу тех благотворительных учреждений, которые состоят под августейшим её покровительством».

За годы Первой мировой войны прошло большое количество благотворительных базаров и сборов в пользу воинства и пострадавшего населения: День табака, «Артист — солдату», «Ковш зерна нового урожая», День Креста, День сбора средств в пользу семей убитых и раненых и др.

Традиция российской благотворительности была нарушена революцией 1917 года. Все средства общественных и частных благотворительных организаций были в короткие сроки национализированы, их имущество передано государству, а сами организации упразднены специальными декретами.