Знаки Императорского Пожарного Российского общества

 

Мы уже рассказали о деятельности Всероссийского общества взаимопомощи пожарных деятелей под названием Общество «Голубого Креста». Постарались показать, как оно «преследовало исключительно интересы русских пожарных деятелей.»
Например, если взять систему поощрений и наград, то все члены данного общества удостаивались именных серебряных жетонов, которые носились на часовой цепочке. Данный знак отличия был ромбической формы и имел на лицевой стороне голубой эмалевый крест, вокруг которого золотыми буквами помещалась надпись: «Общество Голубого Креста». Сверху жетон был увенчан золотой каской.
На обратной стороне кавалеру этого знака, или как их тогда величали жертвователю, можно было помещать начальные буквы своего имени, отчества, фамилии и время получения жетона.
Лица обоего пола, учреждения, товарищества, оказавшие особые услуги обществу, отмечались по особому порядку. Например, пожертвовавшие не менее 500 рублей удостаивались звания Почетного члена общества. А лица, учреждения, которые единовременно пожертвовали в пользу общества не менее 100 рублей, считались членами жертвователями.
Так во те и другие имели право на ношение на правой стороне груди: первые - золотого, а вторые - серебряного знака Общества Голубого Креста на кокарде из Александровской ленты.
Одно маленькое уточнение. Учреждения получали вместо знака Диплом, имевший равное с ним значение. По – большому счету практиковался дифференцированный подход к поощрениям, в зависимости от размера и количества пожертвований. Например, лица и учреждения, вносящие ежегодно не менее трех рублей в пользу Общества, считались членами – соревнователями. Лица, внесшие единовременно не менее тридцати рублей именовались пожизненными членами- соревнователями. А учреждения - постоянными членами – соревнователями. Причем, членам - соревнователям, оказавшим пользу Обществу своими трудами, на основе решения его Главного Управления, могло быть предоставлено право носить вышеуказанный серебряный знак.
А насколько был уважаем, ценился в позапрошлом веке, труд огнеборцев, отчасти дает письмо от 14 ноября 1899 года. Его автор - Председатель Правления Брянского пожарного Общества М. И. Юдин как никто другой был близко знаком с их деятельностью. Более того, вполне сознавал не только пользу существования, но и настоятельную необходимость дальнейшего развития добровольчества.
Направленное Брянской городской управе, это послание призывает воздать должное благотворной деятельности пожарных, их самоотверженному служению на пользу своих сограждан.
«Никакою ценою нельзя измерить в годе таких работников на пожарах, - пишет он в частности, - какими всегда показывают себя эти добровольные труженики. Со времени основания Общества, на пожарах, бывших в Брянске, стихийный враг населения «красный петух», благодаря только энергии и самоотверженности дружинников1, был всегда успешно побежден. С первых зловещих ударов колокола, дружинники со всех концов города спешат к бушующему огню, и тут видна, лихая, молодецкая работа их в борьбе с огнем и заботливость в борьбе с огнем, часто последнего их достояния.»
Так чем же общество могло отплатить спасителям за их героический труд? Если брать за основу порядок, закрепленный в Уставе вольно- пожарного общества Брянского рельсопрокатного завода от 1901 года, то все строилось на основе народной мудрости: за богом молитва, царем служба не пропадает. По представлению Правления, постановлению общего собрания, отличившиеся члены Общества могли быть награждены: денежными выдачами, похвальными дипломами, отличительными знаками и жетонами.
Если с первыми и вторыми все понятно, то к знакам стоит присмотреться особо. Их рисунки, описание, условия ношения на местном уровне утверждал губернатор.
История сохранила, донесла до нас один из фактов работы над наградами подобного рода. В ноябре 1905 года, основываясь на параграфе 17 Устава Общества и Постановления общего собрания его членов, Правление пожарного общества привокзальной слободы города Брянска представило для согласования Орловскому губернатору такой документ. А именно, рисунок, в 2-х экземплярах, жетонов для награждения членов пожарного общества, прослуживших пять и десять лет.
Приложенная к рисункам препроводительная записка содержит описание и, если можно так сказать, статус подобной награды.
«При сем Правление имеет честь доложить Вашему Превосходительству,- говорится далее в документе, - что пятилетние жетоны все серебряные, согласно рисунка, десятилетние же жетоны тоже будут серебряные, кроме орла, короны и арматуры пожарного общества, которые будут изготовлены из золота, а герб города Брянска из эмали.
Жетоны, как пятилетние, так равно и десятилетние членами общества должны носиться при форменной одежде при исполнении служебных обязанностей».
Причем, как региональных, так и всероссийских наград в те времена удостаивались не скопом. Каждую кандидатуру на поощрение рассматривали не только по деловым, а и по моральным качествам. В Брянском государственном архиве сохранилось ходатайство правления севского пожарного общества Орловскому губернатору.
«Вследствие ходатайства о награждении,- говорится в документе,- знаком Императорского Российского Пожарного Общества преуспевших своих членов, покорнейше просит сообщить по возможности в непродолжительном времени, не состояли ли означенные лица под следствием и судом, нет ли со стороны его Превосходительства препятствий к награждению помянутых лиц?».
Много в то время числилось в командах, пожарных служителей, почитавших за честь быть награжденными отличительными знаками. Как и немало было огнеборцев, служивших верой, правдой избранному делу. За что они удостаивались. Наград. Например, одними из первых в брянском крае наградные отличительные жетоны получили члены Брянского заводского пожарного общества.
Причем, награждались не только знаками Императорского Российского пожарного Общества, а и государственными наградами. Например, в номере Научно - популярного иллюстрированного журнала «Пожарное дело от 22 июля 1910 года был обнародован список лиц, награжденных Государем Императором «за особые труды и заслуги». В частности, по Брянскому Орловской губернии Пожарному Обществу золотая медаль с надписью «За усердие» для ношения на груди Аннинской ленте была пожалована члену Общества брянскому мещанину Константину Войтинскому.
Серебряных медалей с надписью «За усердие» для ношения на груди на Станиславской ленте были удостоены члены Общества: купец Иосиф Сыркин, брянские мещане Афанасий Лопатин, Гаврилий (так в тексте - Авт.) Смолянский, Федор Тетивкин, Василий Пыгин.
Как сообщается в том же журнале, являвшемся к тому времени печатным органом пожарно-страхового отдела в России, тогда же большая группа лиц, из числа членов правления Общества, была отмечена серебряными и бронзовыми нагрудными знаками Императорского пожарного общества, как известно «высочайше утвержденного 8 июня 1801 года».
Примечательно, что в том же 1911 году Брянскому добровольному пожарному Обществу исполнилось 19 лет со времени основания. В отчете о его деятельности, кстати, для того времени хорошо полиграфически изданном в Брянской типографии Я. Н. Подземского, отмечается другой примечательный факт. К годовщине Общества были высочайше награждены малой серебряной медалью на Станиславской ленте дружинники второго отряда Игнатий Петрович Родичев, Тихон Федорович Блохин. Также серебряные, но уже жетоны, были вручены большой группе членов Общества, дружинников, посвятивших борьбе с огнем не один год своей жизни.
В частности, за 15 летнюю безупречную службу награду выдали А. П Лопатину, В. В. Титивкину, Н. А. Ивановскому, К. П. Войтинскому. За десятилетнюю примерную службу нагрудного знака удостоили: С. В. Приходько, В. Н. Вирекина, А. Л. Длужневского, А. И. Петрова. За пятилетнюю службу в Обществе подобным поощрением отметили 31 дружинника.
Подводя краткий итог, вновь обратимся к вышепроцитированному письму.
«…В огне, на пожаре видно, - отмечает его автор,- насколько благотворна деятельность пожарного общества, и как дорого нужно ценить существование такого общества в городе. Работа наемной пожарной команды, содержание которой всегда дорого обходится городам, никогда не может сравниться и будет всегда ниже, чем работа охотников, идущих в огонь добровольно».